Михаил Чванов

Неудобная мысль — 3

Кому неизвестны слова великого гражданина России, великого полководца Александра Васильевича Суворова: «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат»?! Любим их повторять к месту и не к месту, словно гордимся тем, что до сих пор горько злободневны они, а стыдиться их надо было бы уже давно. Где уж нам до последнего, если по-прежнему лежат не похороненными сотни тысяч солдат Великой Отечественной, начиная чуть ли не от стен Кремля. В своё время администрация президента Ельцина цинично, ссылаясь на недостаток средств, отклонила законопроект о восстановлении в системе министерства обороны похоронных частей, расформированных вскоре после Великой Отечественной войны, когда решили так: хороним до понедельника, остальных будем считать условно похороненными, а калек спрячем на Валааме, предварительно расстреляв и изгнав оттуда монахов, и обратим взоры в светлое коммунистическое будущее. Но безнравственная позиция президентской администрации неожиданно обернулась своей положительной стороной. Хоронить брошенных на полях боев стали дети, так называемые поисковики, сначала это были одиночки и сначала власть их гнобила, даже заводила на них уголовные дела, потому как они открывали миру безнравственность власти. Но количество поисковых отрядов, несмотря на всевозможные препоны, ширилось и вылилось в общенародное патриотическое движение: юные граждане России в лесах и болотах отыскивали и останки своих и чужих, которые стали для них родными, дедов и прадедов, погибших за Родину, за други своя, и с почестями, и с молитвой хоронили их. Только позже власть мудро присоседилась к ним, а потом сделала вид, что она и инициировала это святое дело. В результате взросло, взрастило самих себя несколько поколений истинных патриотов России, с которыми, по крайней мере, я связываю будущее России…

Было это и раньше, о чем я сейчас буду говорить, но не афишировалось, власть как бы стеснялась этого, боясь выглядеть в неприглядном виде, а в последнее время в открытую по телевидению, чуть ли не на всех каналах, в газетах, в интернете, как крики отчаяния и в то же время как демонстрация отзывчивости, доброты нашего народа: «Помогите мальчику Ване, Пете, Коле и т.д. … тяжелая форма рака, врожденный порок сердца и т.д. … счёт идёт на месяцы, недели, даже дни. На операцию нужно 400, 700 тысяч, миллион, два, три и т.д., рублей. У родителей нет таких денег. Давайте сбросимся, спасём Ваню, Петю, Колю… Пошлем каждый SMS-ку за пятьдесят, семьдесят рублей…».

И сбрасываются, и, наверное, кого-то успевают спасти…

Глумиться над этим добрым народным чувством безнравственно. Несмотря на все реформы, социалистические, капиталистические и иные, которые испытывали и продолжают испытывать на нас, как на подопытных мышах или кроликах, наш народ остался отзывчивым, добрым, хотя и по-прежнему бедным. А потому, может, он и добрый, что бедный? Он верит, что его деньги во всех случаях доходят до адресата, что в стране с бесплатной медициной для лечения на самом деле нужны такие умопомрачительные суммы, а не придуманы чиновниками от медицины вместе с врачами, потому как врачи теперь у нас по закону не лечат, а оказывают услуги, а потому совесть теперь можно выкинуть, как гнилой аппендикс, в мусорное ведро.

Повторяю: глумиться над этим добрым народным чувством безнравственно. Но возникает вопрос: неужели наше государство такое нищее и безнравственное, что у него нет средств на лечение тяжело больных детей и оно отгородилось от них? Министерство здравоохранения, которое, кажется, кроме как уничтожения здравоохранения (ныне это деликатно называется оптимизацией), ничем иным не занимается. Министры-реформаторы после очередной «реформы», доводящей инвалидов и пенсионеров до инфарктов, один за другим, открывая в себе иные таланты, уходят на повышение, один в послы (результаты его плодотворной деятельности на Украине налицо), другая, вошедшая в фольклор как «Мадам Арбидол», в Счётную палату, у нее вдруг открылся талант счетовода, и после каждого министра – как поле боя в 41-ом… Уже видны печальные результаты деятельности нынешнего министра здравоохранения.

Если государство считает лечение тяжело больных детей для себя не нужным или невозможным, по причине отсутствия средств, может нам, как в случае с поисковыми отрядами, создать независимо от министерства здравоохранения, от государства, Народный фонд SMS – фонд Бедных, но Добрых людей, и напрямую обращаться за помощью в зарубежные и наши «бесплатные» клиники?

А если всерьёз: неужели нельзя создать Национальный фонд помощи тяжело больным детям? Факт лечения тяжелобольных детей SMS-ками и другим подобным образом, когда огромные средства разбрасываются на различные, на весь мир шумные пиар-кампании, в том числе Олимпиаду (против которой я никоим образом не выступаю), я считаю национальным позором, кощунством и глумлением над слезой матери и тяжело больного ребенка, глумлением над всем российским народом.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top