Михаил Чванов

НА МОГИЛУ БРАТА НАШЕГО…

Не столь давно в адрес Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова в Уфе по электронной почте поступило письмо из Международного Центра Рерихов (МЦР). Надо полагать, что это письмо получили если не все, то большинство музеев и других культурных организаций не только России. В письме была просьба поддержать «Обращение Международного Центра Рерихов по случаю рассмотрения на коллегии Министерства культуры РФ вопроса о создании в усадьбе Лопухиных Государственного музея Рериха».

Из письма следует, что в подмосковной усадьбе Лопухиных уже 26 лет успешно работает общественный Музей имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов, и МЦР ставил вопрос о создании на его основе государственного музея Рериха, что, разумеется, подразумевает его государственное финансирование. Но министерство культуры и Росимущество решило передать усадьбу Лопухиных Государственному музею Востока, в который должен влиться и музей Рерихов. МЦР не устраивает такое решение, и он характеризует это решение не иначе, как грубый рейдерский захват. «Такие действия министерства культуры РФ и Росимущества вызвали возмущение не только у МЦР, но и у широкой российской и международной общественности, – констатирует Обращение. – Мы считаем, что тем самым чиновники способствуют дискредитации усилий президента РФ В.В. Путина, направленных на сохранение и развитие культуры России… В утвержденных президентом «Основах государственной культурной политики» одной из важнейших государственных задач является «создание условий для образования и деятельности негосударственных культурных институций, поддержка благотворительности и меценатства».

Подразумевалось, что Обращение вызовет шквал возмущенных писем в защиту МЦР. Может, так и было. Хотя уверен, что большинство авторов этих писем смутно представляют, что являет собой «негосударственная культурная институция» Международный Центр Рерихов, раскинувшая сети по всему миру в виде национальных и региональных центров, и какой культурно-просветительской, миротворческой и благотворительной деятельностью она занимается. Может быть потому, что я не отношусь к «мировой общественности», а может потому, что я имею некоторое представление об этой организации, по крайней мере, об её истоках, но возмущения по поводу решения министерства культуры РФ и Росимущества я не почувствовал. Более того, я почувствовал некоторое удовлетворение, хотя почти уверен, что МЦР под давлением «российской и мировой общественности» выкрутит руки и министру Мединскому, и Росимуществу.

Чем занимается МЦР, помимо организации выставок картин Н.К. и С.Н. Рерихов, что, наверное, можно только приветствовать? Но что представляет собой учение Рерихов, которое тема всевозможных, непременно международных, конференций, семинаров, круглых столов? Таинственная идеология учения Рерихов заинтересовала меня ещё в 80-е годы прошлого века, когда я попытался вникнуть в суть тайных оккультных воззрений Гитлера, его интереса к тайнам Востока, в частности, Гималаев; многие его поступки и решения особенно последних лет никак не умещались в рамки национал-социализма, изложенного в «Майн кампф», словно он служил совсем иным целям. Сыграв роль восторженного поклонника учения Рерихов, мне посчастливилось быть представленным сыну и продолжателю дела Н.К. Рериха и Е.Н. Рерих-Шапошниковой, С.Н. Рериху, названному директором МЦР госпожой Л.В. Шапошниковой не иначе как «нашим великим соотечественником». То было время, когда разваливалась страна, словно из плотно закупоренной бутылки, из которой выковыряли пробку, мутить народное сознание, а заодно и срубить халяву, выскочили тысячи ясновидящих, экстрасенсов, пророков; отечественную прессу, кажется, больше интересовал не развал страны, а всевозможные аномальные зоны, контактеры с иными мирами, неопознанные летающие тарелки. К этому времени относится и всплеск деятельности Рерихианы, и, как доказательства существования летающих тарелок, приводили цитаты из книги «великого русского художника и мыслителя» Н.К. Рериха «Алтай – Гималаи». Привожу одну из цитат: «Мы наблюдаем объемистое сфероидальное тело, сверкающее на солнце, ясно видимое среди синего неба. Оно движется очень быстро. Затем мы замечаем, как оно меняет направление более к юго-западу и скрывается за снежной цепью Гумбольдта. Весь лагерь следит за необычайным явлением, и ламы шепчут: знак Шамбалы!». Как правило, «великий художник и мыслитель» суть этого таинственного явления, будоражащего мир, хотя знал, что «тарелки» имеет самое земное происхождение. А сомневаться в истинности его утверждений было таким же преступлением, как какие-то десять лет до этого было преступлением сомневаться в учении Ленина: камнями забьют. И наш брат-писатель приложил к «тарелкам» душу, и не один. По коридорам Большого и Малого Правлений Союза писателей восторженно, с гордо поднятой головой, словно сам был причислен к таинственным Махатмам Востока, носился поэт Валентин Сидоров, за семь дней успевший постичь всё величие учения Рерихов, впрочем, так и не сумевший объяснить суть его (так как объяснить его нормальному человеку невозможно), а неискушенный в мистике и оккультных организациях большой русский писатель-фронтовик М.Н. Алексеев опубликовал его восторженный панегирик «Семь дней в Гималаях» в журнале «Москва», гл. редактором которого он тогда был, да ещё написал, точнее подписал, предисловие к вышедшей вслед за этим книге.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top