Михаил Чванов

НА МОГИЛУ БРАТА НАШЕГО…

Предупрежденный, что Святослав Николаевич торопится, и у меня всего несколько минут, я без предисловий задал ему один за другим несколько вопросов: «Кто и на какие средства в 20-е годы мог организовать научную экспедицию Рерихов в Гималаи через обескровленную разрушенную Гражданской войной Россию, Монголию, Китай, Тибет? В книгах Н.К. Рерих и Е.И. Рерих среди других экспедиционных фотографий есть фотография с подписью «Молодой тибетский лама», почему не названы ни его фамилия, ни имя, они были неизвестны? Что на самом деле представляли так называемые непознанные летающие объекты, время от времени появляющиеся в небе над экспедиционным лагерем? Ходят слухи, что Николай Константинович имел отношение к созданию IV Интернационала? Был ли он создан, функционирует ли в настоящее время, не является ли МЦР его руководящим или исполнительным органом?

– Кто привел сюда этого человека? – резко отвернувшись от меня, спросил до того деликатнейший Святослав Николаевич, и, разумеется, я был изгнан из святого Храма Общего Дела и Расширения Сознания, а человек, представивший меня С.Н. Рериху, на другой день слёзно матерился по телефону, что я подло обманул и подставил его. Так и было, но почему-то я не каюсь в этом.

Через несколько лет Советский Союза приказал долго жить, в том числе не без помощи некоторых таинственных благотворительных организаций, а Советский фонд Рерихов, наоборот, не только благополучно пережил народную трагедию, а реорганизовался в Международный Центр Рерихов (МЦР), на который ныне, может быть, опрометчиво решился посягнуть министр Мединский.

Конечно, идя в МЦР, я уже знал ответы, по крайней мере, на некоторые заданные мной С.Н. Рериху вопросы, хотя в то время они были тайной за семью печатями. Не буду говорить, откуда я тогда получил эти, теперь уже общеизвестные сведения, которые, тем не менее, по возможности и ныне пытаются скрывать, но первоначально заставил меня искать ответы на эти вопросы первый, который возник при чтении книги Рериха об экспедиции в Гималаи: с чьей помощью была возможна эта экспедиция? Перебрав все возможные варианты, я предположил, что только при помощи ОГПУ, хотя поверить в это было невозможно.

К моему потрясению, оказалось, что я в своём предположении не ошибся. Но мало того, оказалось, что экспедиция Николая Рериха была организована не просто при помощи ОГПУ, а была экспедицией ОГПУ, более того – его самого секретного подразделения, так называемого спецотдела, руководил которым не кто иной, как «легендарный» Глеб Бокий. А «молодой тибетский лама» на фотографиях был не кто иной, как известный террорист и провокатор, убийца германского посла Мирбаха и, возможно, причастный к смерти Сергея Есенина, любимец Феликса Дзержинского, Яков Блюмкин. (Меня, мало сказать, удивляет, когда нынешние сотрудники ФСБ начинают своё летоисчисление с создания ВЧК, и гордо называют себя чекистами, как бы подчеркивая связь с этой кровавой организацией, хотя справедливее было бы начать своё исчисление с императорского Корпуса Жандармов). Когда говорят о расстреле пленных белых офицеров в Крыму, обычно исполнителями этого преступления называют еврейских интернационалистов Бела Куна и Землячку, но замалчивают, видимо, в силу тогдашней особой секретности его личности, ещё одного исполнителя-интернационалиста. «Контролёром из Москвы», посланным присмотреть, хорошо ли первые двое исполняют порученное дело, опять-таки был Яков Блюмкин, который не просто инспектировал, а бегал с револьвером среди расстрелянных, добивая раненых. Позже он будет сам расстрелян за тайную связь и встречи с Троцким уже после высылки того из СССР. Тогда я уже знал, что бросивший писать древние русские города академик живописи, бывший председатель «Мира искусства», Н.К. Рерих летом 1921 года приступил к созданию IV-го Интернационала, который в отличие от III-го, Коммунистического, объединил бы оккультные и мистические организации, «признаком которых являются знание и красота», о чём он объявил в американской газете «Сан». Но тогда я ещё не знал, что вскоре он учредил ложу «Орден Будды Всепобеждающего», адептов которого вербовал в самых разных странах, в Риге, Каунасе, Нью-Йорке… В свою очередь эта ложа стала материнской для «Всемирного Союза западных буддистов». В соответствии с древней розенкрейцеровской масонской традицией Николай Рерих жёстко контролировал и регламентировал жизнь своих адептов, даже их половые отношения, кому на ком жениться, расторгал намечающие браки, если они шли в разрез планам Ордена. Первой степенью посвящения во «Всемирный союз западных буддистов» считалась степень «Входящий в поток», а предпоследняя давала право называться «Архатом». Это была строгая система иерархического строения, доработанная применительно к новому времени самим Рерихом. На вершине пирамиды находился сам Рерих, и его сан или титул звучал помпезно – «Владыка Шамбалы». Вся структура ложи превратилась в огромную агентурную сеть, первоначально, возможно, под опекой ОГПУ, и многие её члены подчас не подозревали, в какой странной, а порой опасной игре они принимают участие.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top