Михаил Чванов

Встретить человека (о Михаиле Чванове)

Российские СМИ, начиная от многосетевого те­левидения и кончая на всяк вкус и цвет выпархивающей бумажной продукцией, делают ко­лоссальную работу по одурачиванию и разъединению русских людей. Разве что с помо­щью диогенова фонаря сыщет внимательный читатель и зритель ед­ва различимые крупи­цы правды в мутной реке лжи, надругательств, неистового глумления над патриотическими проявлениями, извергае­мыми хорошо проплаченными пропагандистами и агитаторами. Но вода, как известно, камень точит, да еще если вода та чистая и бурная. Ру­шатся искусственные камни, постоянно громоз­димые либерал-демократами, и открываются подчас светлые, неохватные горизонты неведо­мой дотоле жизни русского человека. Для меня подлинным открытием, заставившим восхитить­ся и преклонить колени перед истинным подвиж­ником и здравым мыслителем, стало заочное знакомство с Михаилом Андреевичем Чвановым.

«Савве Васильевичу Ямщикову — в надежде на встречу на родине Аксаковых — единомыш­леннику». Кингу Михаила Чванова «Мы — рус­ские?..», сопровожденную такими словами, полу­чили месяца три назад. Друзья и знакомые нынче немало издают своих мемуаров, стихов, романов и повестей. Стараюсь внимательно прочитывать каждую подаренную новинку, радоваться удачам товарищей, поддерживать делающих первые ша­ги на литературном поприще молодых, спорить и вместе искать истину. Том же чвановской прозы и публицистики я в прямом смысле впитал в себя. Каждая строчка, каждое событие, каждая мысль автора были поразительно созвучны моему ны­нешнему настрою, а порою я забывал, что читаю написанное другим человеком и становился не­зримым соавтором талантливого творца.

Давно уже внимательно слежу я за плодотвор­ной деятельностью Михаила Чванова на ниве со­хранения, осмысления и продвижения в жизнь ду­ховного наследии великого русского рода Аксаковых. Уже пятнадцать Международных аксаковских праздников, прошедших на Башкирской земле, стали важной составляющей в растерзан­ной судьбе России. «И страна Русская, словно в пору Слова о полку Игореве», на грани страшного разъединения. Пришло время… Концов и Начал… Я верю, что дойдя до края над пропастью, люди наконец опомнятся и вернутся к святости Семьи.. И в нашей духовной жизни займут достойное мес­то и С.Т.Аксаков, и его духовные и кровные сыно­вья… Не случайно один из самых светлых и траги­ческих представителей русской общинной мысли Павел Флоренский писал в 1917 году А.С.Мамон­товой: «Я верю, нигилизм докажет свое ничтожест­во…», и тогда после краха всей этой мерзости, сердца и умы… обратятся к русской идее… И тог­да будут холить и беречь каждое бревнышко аксаковского дома… Самое худшее, если бы Абрамце­во уничтожить физически, но и тогда, несмотря на великое преступление, если будет жива идея Аб­рамцева, не все погибло». Как актуальны мысли Флоренского и Чванова, когда на наших глазах «иных времен татары и монголы» ставят под со­мнение само существование Абрамцева.

Абсолютно созвучно моей скорби о геноциде сербского народа и многовековой его культуры, осуществляемой при помощи варваров в юбках Мадлен Олбрайт, Карлы дель Понти и Кондолизы Раис. Глубоко философское осмысление югослав­ской трагедии знающего историю и судьбу растер­занного края не с чужих слов Михаила Чванова. Когда мы с Аркадием Мамонтовым работали над фильмом о поруганных святынях Косово, я все время обращался к страницам чвановской книги, находя исчерпывающие ответы на самые слож­ные вопросы в отношениях России и Сербии.

Литературные произведения, вышедшие из-под пера Чванова, органично вписываются в богатей­шую сокровищницу современного русского писа­тельского творчества и выдерживают сравнения с классическими работами Распутина, Астафьева, Абрамова и Носова. Рассказы: «Билет в детство», «Жилая деревня», «На тихой реке», равно как и дру­гие, попавшие в книгу сюжеты, могут оставить рав­нодушными лишь тех, кто цинично называет Рос­сию «этой страной» и с ловкостью торговцев одесского привоза манипулирует сознанием совре­менников, упорно подвергая сиюминутному забве­нию подлинные талантливые проявления масте­ров-патриотов. До хрипоты в голосе заходятся они, славословя ничтожных жванецких, шендеровичей, сорокиных и ерофеевых. Когда я вижу в «ящике» бесконечные ужимки и прыжки этих донельзя отвя­занных и абсолютно бездуховных и безграмотных «литераторов», то вспоминаю сцену из хуциевской «Заставы Ильича», где благородная девушка слав­ных времен нашей юности дает по морде молодо­му человеку (его играл Тарковский) за то, что он глумился нал картошкой. Если бы той московской романтической натуре показать Сорокина и Ерофе­ева, отстаивающих право на матерщину и вылизы­вание гениталий на страницах своих нетленок, она бы схватилась за автомат Калашникова.

Молчат хозяева газетных полос и голубых экранов, словно набравшие воды в рот, когда надо рассказать об аксаковском празднике, об иркут­ском фестивале «Сияние России», задуманном и осуществленном по инициативе Валентина Рас­путина и превратившемся в настоящий праздник русской культуры, плюют они с высокой колоколь­ни на книги Ильина, Аксаковых. Солоневича, Меньшикова, а уж творчество Михаила Чванова и других подвижников русской провинции они не воспринимают вообще, как не принимали сотруд­ники геббельсовской канцелярии за истинных арийцев славян, прибалтов и других неполноцен­ных, с их точки зрения, недочеловеков. Да и то ждать от назначенных руководителями нашего многострадального государства на должности по­литтехнологов. культуртрегеров, киноволшебников и телегуру образованцев, если они умудри­лись замолчать фундаментальное, построенное исключительно на документах сенсационное ис­следование профессора В. М. Фалина «Второй фронт», вышедшее уже пять лет назад. Вместо того, чтобы опомниться и перестать искать следы поражения в Великой Победе советского народа, продолжают они сальными ручонками отщелкивать на магазинных счетах количество погибших соотечественников, радуясь каждому новому вы­сосанному из пальцев миллиону убитых воинов и мирных жителей. Не будет читать книги Фалина и Чванова грязный мясник Гавриил Полов, одарив­ший читателей желто-голубого «Московского ком­сомольца» серией предпобедных полос, оплевы­вающих русского солдата, принесшего не мир и освобождение человечества от нацистской чумы, а насилие, мародерство и жестокость. Скажи он такое в 1945-м, сидеть бы ему на нюрнбергских скамейках рядом с гитлеровскими палачами.

Савва ЯМЩИКОВ,

заслуженный деятель искусств России,

академик РАЕН,

г. Москва.

Михаил Чванов. «Мы – русские?.. / Всего мира Надеждо и Утешение». М., «Голос-пресс», 2006

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top