Михаил Чванов

«Возрождение» статья Валерия Тетерева

Были и тяжелые моменты, когда чувствовали, что не успеем к Николе, а так хотелось. Добавили в работе, потом еще добавили… Поздно вечером под руководством отца Алексея обсуждали сделанное, намечали план на следующий день. Заседателей было немного: кроме отца Алексея, староста Володя Снежнин и большой наш помощник во всех добрых начинаниях Тамара Григорьевна Атепаева. К делу подключилась администрация района, промышленные предприятия

Выяснилось, что для проведения службы необходимы атрибуты: жертвенник, алтарь, кресты, подсвечники, кадила, иконы , свечи — всего и не перечтешь. Многое взяли из храма Петра и Павла, многое изготавливали сами. Мыли, чистили, украшали. Из дома иконы приносили… К тому времени в храме появился первый его священник — отец Гавриил, стройный молодой человек, спокойный, умиротворенный, который, как мог, участвовал в общем деле.

В Уфе наши единомышленники во главе с Михаилом Андреевичем Чвановым готовили мощный десант творческой интеллигенции.

22 мая к десяти часам утра к Никольской часовне начал стекаться народ. Людей становилось все больше и больше, а автобусы все подвозили и подвозили новых гостей — из Нефтекамска, из окружающих деревень, из Уфы. Местные приходили пешком. На старой красивой березе, прикрытая полотнищем, висела знаменитая в былые времена на всю округу икона Николая Чудотворца Березовского, давшая рождение и имя селу Николо-Березовке. Поиски подлинника иконы, к сожалению, ни к чему не привели. След ее теряется в 30-80-х годах: или исчезла в недрах НКВД, или попала за границу.

Предстояло воссоздать, нашлось ее древнее описание, нашелся очень некачественный снимок в дореволюционном издании. И, наконец, удача — в одном из храмов Уфы, тайно от дурного глаза, хранится список (точная копия) иконы Николая Чудотворца Березовского, сделанная талантливым художником в XVIII веке. Получив благословение Владыки, уфимские иконописцы сделали список иконы и передали его в дар Никольскому храму. И вот теперь ее торжественно, крестным ходом, как бы возрождая из небытия, предстояло вновь снять с березы, как сняли когда-то братья Строгановы, и привнести в построенный для нее храм. Поклонившись иконы до земли, сняли ее и с хоругвями, с песнопениями и водосвятием двинулись в сторону Никольского храма. В вытянувшейся более чем на километр многотысячной колонне шли потомки тех, кто почти 500 лет назад пришел сюда обживать новые земли — Шитовы, Праздниковы, Красноперовы, Проскуряковы, Созыкины, Хохряковы, Поярковы, Хлебниковы, Воробьевы, Барановы, Сюткины, Меренковы, Порозовы.., шли и впервые приехавшие сюда жители Нефтекамска и просто любопытные… Что они думали в то время? Может быть, вспоминали свою многотрудную историю, может быть, сожалели о прошлой красавице Березовке, о своем родном, но порушенном храме. Кто-то погрустил о своей молодости, кому-то явились в памяти добрые глаза матери. Много раз вожди бросали предков и их самих на баррикады, втягивали в разные войны, устраивали всякие авантюры, влекли в «светлое будущее». И вот, брошенные в очередной раз в пучину светлого прошло-будущего, они скорбно и сурово бредут к Храму, который был разрушен не без участия отцов и дедов. Верят ли они в Бога? Большинство — вряд ли. Верят ли они в призывы вождей? Нет, конечно. Верят ли они в свои силы, в то, что Храм будет восстановлен? Они немолоды и знают, что для восстановления нужны немалые деньги, которых у них не было, нет и не будет. А в милости сверху они тоже не верят.

Сгорбленные, морщинистые, некрасивые внешне, они идут неся в душе веру, надежду, любовь, — они идут к Храму. И, как символ этой надежды, с ними образ Николая-Святителя, земного человека, который через тысячелетия передает из поколения в поколение теплую искорку человеческой доброты.

Праздник завершился, и все трудные вопросы бытия вернулись вновь. Нужны были деньги, много денег, разные материалы, специалисты по реставрации, которые тоже требовали денег. Какой-никакой штат, священник, охрана — это тоже деньги. Начались трудности, сложности, раздоры. Масштабы задач не соответствовали имеющимся возможностям. И, как водится испокон веков на Руси, в самую трудную минуту происходит что-нибудь такое, что позволяет выдюжить. В храм пришел новый священник — отец Владимир, имеющий большой жизненный опыт, знающий строительство не понаслышке, а сам проработавший на стройке 25 лет; человек, который через многие годы испытаний пронес в себе светлую, незамутненную веру.

* * *

Ждали мы и славного парня, природного умельца, мастера резьбы по бересте — Юрия Дорофеева. Он, глубоко верующий человек, побывав в храме в 1993 году, был потрясен его величием и полюбил всем сердцем. Промыслом божьим ему было навещано сделать берестяную икону и подарить Никольскому храму. Всю зиму Дорофеев мучился, переживал, потом поверил в себя и успел к сроку. Уникальнейшая, бесценная берестяная икона «Умиление Божьей Матери» сейчас является настоящей гордостью Никольского храма.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top