Михаил Чванов

Ушел Посол доброй воли

Умер Бисер Киров.

Это имя в нашей стране особенно любимо старшим поколением. Он из той славной когорты выдающихся певцов бывших социалистических стран, горячо любивших и любящих Россию. Они как бы олицетворяли собой эти страны, особым теплом связывали их с Россией: Карел Готт, Радмила Караклаич, Анна Герман… Мало сказать, что Бисер Киров горячо любил Россию, он был в Болгарии одним из основателей народного движения «Русофил». Глубоко переживал, что в последнее время творилось в Болгарии, бросившейся в объятья Евросоюза и НАТО и ставшей похожей на нищий сумасшедший дом. Ему было тяжело видеть, как нынешняя лево-либеральная вассальная болгарская власть упорно рвет последние нити, связывающие с Россией. Чтобы как то препятствовать этому, он принял предложение стать атташе по культуре посольства Болгарии в России. Он активно гастролировал, в его репертуаре были песни на стихи российских поэтов, в том числе Мустая Карима. Пришло время ротации, да и не очень-то он устраивал в этой должности новые болгарские власти. И он придумал себе не оплачиваемую  должность при болгарском посольстве:«Посол доброй воли», чтобы как-то поддерживать культурные связи Болгарии с Россией. Да и дышалось ему в России легче.

Одним из святых имен для него было имя Ивана Сергеевича Аксакова сыгравшего выдающуюся роль в освобождении Болгарии от многовекового османского ига. Он мечтал побывать на его родине. Получилось так, что несколько лет назад прилетев в Уфу на юбилей бывшего генерального директора «Баштрансгаза» С, Т. Пашина, до того продолжительное время работавшего в Болгарии и финансово опекавшего Бисера Кирова, Бисер, втиснутый в рамки плотной гостевой программы, не смог поехать в Надеждино, он и в уфимский музей С.Т.Аксакова забежал перед самым самолетом буквально на несколько минут.

Во время нашей, как оказалось, последней встречи два года назад на «Золотом витязе» в Кисловодске, куда Бисер прилетел в качестве почетного гостя, а я получить «Золотого витязя» за книгу «Русский крест. Очерки русского самосознания», он полушутя-полусерьезно спросил меня:

— Почему ты меня не приглашаешь на очередной Аксаковский праздник?

— Бисер, я приглашал тебя трижды, ты собирался, но в самый последний момент возникали обстоятельства мешающие этому, в посольстве тебе находили срочные дела.

— Я только потом понял, что меня специально не пускали к Ивану Аксакову.

Не успевший отойти от недавно проведенного праздника и в очередной раз давший себе слово, что провожу его в последний раз, я вполне серьезно ответил, что, скорее всего будущий праздник будет уже без меня.

Он улетал из Кисловодска раньше других, мы обнялись, я проводил его до такси в аэропорт. Он был невесел, я не решился его спросить о причине, но он, видимо, прочел вопрос в моих глазах:

— Сегодня сорок дней, как я похоронил дочь, — И еще раз крепко обнял меня. Я чувствовал, что он чего-то не договорил.

В Кисловодске я лишний раз убедился, как его в России помнят и любят. В один из дней мы выкроили время, он предложил дойти до рынка. Идти до рынка от гостиницы было не более 15 минут, но мы шли полтора часа. Его останавливали, благодарили, расспрашивали, всем он улыбался, терпеливо объяснял.  В конце концов, я не выдержал: «Как ты выдерживаешь все это, пожалей себя».

— Иначе я не могу. Ты же знаешь, должность у меня такая: Посол доброй воли.

Время от времени мы переписывались, перезванивались, а потом замолчали и его телефон и электронная почта. Мне позвонил наш общий друг Николай Петрович Бурляев : «Не могу дозвонимся до Бисера». Я еще раз написал письмо по электронной почте: «Откликнись, пожалуйста, Мы все переживаем». И получил страшный ответ: «Дорогой Миша, дорогой мой друг,  я в Берлине, в клинике.

Я все понял: в Берлин, как и в Израиль летят не простуду лечить.

Я написал ему:

— Я, было, твердо решил, что провел свой последний Аксаковский праздник. Выкарабкывайся. И я только ради тебя проведу следующий.

Через три месяца я получил ответ:

— Миша, тебе придется проводить праздник. Я выписываюсь из больницы с диагнозом, что совершенно здоров. — И в скором времени на мою просьбу прислал свои паспортные данные, чтобы я мог купить билеты.

Ближе к празднику, заявив его в списке почетных гостей, я попросил определиться с авиарейсами, откуда как он будет лететь из Москвы, из Софии, Бургаса, Варны и куда будет улетать?

Ответа долго не было

Я написал еще раз.

Ответ был коротким:

— Дорогой Миша, мы предполагаем, а Он располагает… Он решил иначе…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top