Михаил Чванов

Опубликовано в газете «Республика Башкортостан», 1 декабря 2016 «Остается уповать на Господа?»

Депардье в обиде на налоговую систему Франции вдруг решивший стать гражданином России, уже стал героем анекдотов. Сам Путин вручил ему российский паспорт, губернаторы встали в очередь дарить ему, нищему, квартиры, пока их не остановили. Потом так же помпезно вручили российский паспорт какому-то вышедшему в тираж боксеру, по этому случаю тоже много было барабанного боя: На днях вручили российский паспорт другому актеру, уже голливудскому. Растет, ширится Россия!

Ежегодно в Москве собирают форум соотечественников за рубежом: Президент, депутаты Государственной Думы, за государственный счет приглашают потомков именитых князьев, графьев, речи о матушке России, которая снова стала великой и снова готова взять всех под свое крыло. Но графья, князья и бароны тоже не очень-то торопятся в Россию, потому как большинство из них бежали из страны, как нынешние олигархи, еще до революции и Гражданской войны. И в большинстве случаев ничто, кроме громких фамилий, с Россией их не связывает. И не встанут они за станки, ни сядут за штурвалы комбайнов, в шахты тем более не спустятся. Заседания Всемирного Русского Народного Собора: Патриарх, опять-таки графья, и князья, непременные борцы за народное счастье Зюганов и Жириновский. А в это время десятки, сотни тысяч бывших граждан России, которая называлась СССР, 10, 15, 20 лет бьются, словно рыба об лед, чтобы получить российское гражданство. Если даже оставить в стороне такой непреложный нравственный и юридический вопрос, что все  граждане бывшего СССР, по крайней мере, в пределах нынешней России, должны автоматически получить российское гражданство, то сугубо с практической стороны: в недалеком будущем России грозит демографический кризис, чтобы выйти из экономического кризиса, кроме новых технологий, нужны рабочие руки. С высоких трибун провозглашается одно, а на деле совсем другое. Два случая, с которыми я столкнулся, В аксаковском Надеждине до последнего времени настоятелем храма был беженец из Западной Украины отец Петр. 8 лет он с семьей каждый год вынужден был пересекать границу Украины, чтобы с поставленным штампом пересечения границы и тяжким грузом пережитых унижений вернуться обратно, это давало ему право на продление вида на жительство. В конце концов я не выдержал, позвонил тогдашнему председателю совета по безопасности при Президенте Республики и в весьма резком тоне высказал все, что думаю по этому поводу. « Даю слово офицера, что через полмесяца он получит паспорт». Через месяц он мне растерянно позвонил: «Я не представлял, насколько это сложно, что у нас такое запутанное законодательство. Но я сдержу свое слово, через месяц паспорт он получит». Законодательство это не с неба свалилось, его наши сытые, ухоженные при хорошей зарплате народные избранники,  придумали. В Париже я познакомился с таксистом, Юрой-десантником. В Афганистане, тяжело раненый, попал в плен, в котором был пять лет. Выкупленный какой-то католической благотворительной организацией, прямых путей в Россию не было, окольными путями добрался до юга Франции, где нашел работу. Два года поездок в Париж. Приемные время для подачи документов в российском консульстве почему-то всего два дня по два часа в рабочее время. Огромные очереди, ночевки в сквере, объяснения с полицией. Кончилось тем, что пришло из дома письмо: умерла мать, последнее, что связывало его с Россией. «Давай, я попробую помочь», предложил я. «Нет, теперь я уже не хочу, Россия стала для меня злой мачехой». Решившего вернуться на родину встречают равнодушием, унижением человеческого достоинства хамством, сотнями всевозможных преград. Государство, помимо всего прочего, организовала на человеческой беде циничный бизнес, каждая бумажка кроме нервов стоит немалых денег, которых у простого люду просто нет..

Газета «Республика Башкортостан» одним из своих направлений взяла заботу о погибающих деревнях, о слабых ростках их возрождения. На днях прочитал горькую статью Галины Тряскиной «Не родные на родине?». Из Казахстана в Россию, не выдержав издевательств, перебралась русская семья, Так во время войны выходили из окружения: с оружием, со спасенным знаменем. Семья Харьковых – четверо взрослых и пятеро детей —  пересекла границу не с протянутыми руками: с двумя орловскими рысаками, козами, поросятами,  гусями, другой живностью. Словом, целым крестьянским хозяйством, а главное — с рабочими руками. Оркестров, разумеется, не было. Но оркестра они и не ждали. Они ждали, что Родина радостно примет их, Их целью была Башкирия. Там, слышали они, живут самые добрые и отзывчивые люди. И начались мытарства, в том числе с русских затребовали сертификат на знание русского языка, кипа бумажек на каждого — 60 тысяч рублей!..

Но сейчас вопрос больше не к нашему человеколюбивому государству. В конце статьи газета обратилась к руководителям сельских районов, предприятий, общественных и иных организаций, просто к гражданам с просьбой помочь семье, пока не соберет она роковые бумажки. Помочь трудоустройством, деньгами, одеждой, едой, наконец.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top