Михаил Чванов

Рассказ «Учитель черчения»

Признаюсь вам, что люди вроде меня, когда в них, пусть даже если временами, побеждают эгоизм, жажда славы, — и представляют наибольшую опасность для человечества. Многие ученые, которых мы зовем великими, по сути дела, те же алхимики, да-да! Но отказавшиеся от нравственности в угоду эгоизму, зависти, тщеславию. Вы мне не верите? — Он опять усмехнулся. — Алхимики в середине двадцатого века?.. Надо же, он заглянул только в желтую тетрадь!.. — снова заговорил он сам с собой, словно меня и не было. — Закон случая… На планете все больше начинает властвовать закон случая… Вы не позволите стакан воды?

— Да, конечно.

Мы прошли на кухню.

— Любопытная конструкция, — поблагодарив меня за воду, потрогал он, осмотрел со всех сторон газовую плиту. — Чья это? Наша?

— Нет, польская.

— Любопытная конструкция… Представьте себе: алхимики в середине двадцатого века, да-да! — Я думал, что он уже не вернется к этой мысли. — Между прочим, — резко повернулся он, так что мои глаза оказались в каких-то десяти—пятнадцати сантиметрах от его глаз, — алхимики о расщеплении атомного ядра знали очень давно. Как, впрочем, многие ученые древности еще до Демокрита. Да-да! Но в отличие от современных так называемых физиков-атомщиков они знали, а главное, думали, к чему это открытие может привести.

В принципе, ядерную бомбу можно сделать вот в этой духовке, да-да! — дотронулся он до газовой плиты. — А раз ее можно сделать в обыкновенной духовке, это нужно держать в строжайшей тайне. Не смотрите на меня такими глазами, — печально улыбнулся он, — мы еще в самом начале договорились, что вы имеете дело с сумасшедшим. Но все-таки задумайтесь над тем, что я сейчас скажу, да-да! Вспомните еще один расхожий анекдот об алхимиках. Об их безумной, на наш взгляд, операции, когда они тысячи и тысячи раз дистиллируют одну и ту же воду, утверждая, что она потом может послужить для приготовления эликсира жизни. Но полуфабрикат этого эликсира при неумелом, а главное, при безнравственном использовании может быть смертоносным. Но, согласитесь, по сути дела, ведь именно к этому методу прибегают современные специалисты ядерной физики, чтобы получить тяжелую воду, необходимую для термоядерных реакций, а? Кстати, Ньютон верил в тайны превращения металлов, в тайны превращения и расщепления энергии, да-да! И в какой-то мере, я уверен, обладал ими. Но, открыв людям закон гравитации, он нашел в себе силу воли остановиться, чтобы не открыть многого другого, что он знал. Я уж не говорю о Леонардо да Винчи. Вы, конечно, знаете, что многие свои изобретения он скрыл от людей…

Да, алхимики давно знают методы развязывания термоядерных сил. Но они одновременно учатся и методам предосторожности, великой ответственности. Они совершенно лишены корысти. Истинная наука не та, которая может дать необузданную власть человеку над природой. Истинная наука та, которая сумеет приобщить человека к целостному представлению о мире. И алхимики не однажды предупреждали ученых-атомщиков об опасных последствиях, к которым могут привести их открытия, да-да! Но редкие нашли в себе силу воли, чтобы прислушаться и остановиться. Ведь почти все они уже были отравлены тщеславием… Вы мне по-прежнему не верите? — снова усмехнулся он. — Но все-таки послушайте. В тысяча девятьсот двадцать пятом году, когда еще не только не знали, но и не догадывались даже о страшных последствиях, к которым может привести расщепление атомного ядра, некто Фулконелли пришел к немецкому ученому-атомщику Анре Гельбреннеру, да-да… И что, вы думаете, он сказал ему?

Глаза учителя черчения снова оказались неожиданно для меня рядом с моими.

— «Вы очень близки к успеху, как, впрочем, и некоторые другие современные ученые. Могу ли я позволить предостеречь вас?..» Да-да! Слог-то какой, а? Такт! «Работы, которыми занимаетесь вы и вам подобные, ужасающе опасны. Они подвергают опасности не только вас одних. Они опасны для всего человечества. Добиться высвобождения ядерной энергии легче, чем вы думаете. И искусственная радиоактивность, вызванная этим, может отравить атмосферу всей планеты. Кроме того, атомные взрывчатые вещества, которые могут быть произведены из нескольких граммов металла, способны уничтожить целые города. Я говорю вам прямо: алхимики это знают давно». Да-да, именно так он и сказал. Вы скажете, я придумал? Я могу назвать книгу, где эти слова цитируются, а вышла эта книга в двадцатые годы. Их может прочесть при желании каждый. На них и натыкались не раз, но, как и на многое другое, никто не обращает или старается не обращать внимания. Потому что это выламывается из общепринятых представлений о науке…

И — на прощанье — я прочту вам еще одну цитату. Еще за тысячу лет до Хиросимы — да-да! — один китайский алхимик писал: «Было бы ужасающим грехом разоблачить перед солдатами тайны твоего искусства! Чтобы даже ни одно насекомое не проникло в комнату, где ты работаешь!» Теперь вы поняли, почему я безнравственный человек? Но я осознаю это и обещаю вам, что больше никому не покажу этих тетрадей. Ну ладно, прощайте! Вы уже несколько раз посмотрели на часы, да-да! — печально сказал он.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top