Михаил Чванов

Рассказ «Учитель черчения»

— Это неправда! Я посмотрел на часы всего лишь раз — только в самом начале, — не принял я его упрека.

— Да?.. — виновато улыбнулся он. — Сказать, отчего вы страдаете? Отчего ваша собственная жизнь кажется вам цепью ошибок и неудач?

— Отчего? — непроизвольно вырвалось у меня.

— А оттого же!.. Человек вы добрый. Но сделаете добро — и ждете награды, да-да! Может, сами себе в том не признаваясь. И мучительно переживаете, когда ваше добро ударяет по вам эхом неблагодарности. И новое добро вы уже делаете с оглядкой, да-да! А это уже не добро. И вы чувствуете это, хотя, может, опять-таки не признаетесь себе в том… Вот, выслушав меня, вы сделали добро…

— Какое же это добро?! — усмехнулся я.

— А может, мне и надо-то было — высказаться. Чтобы укрепиться в своем решении, да-да? Может, меня никто ни разу и не выслушал-то в жизни-то! Может, надеялся: вот выслушает он, и нас будет уже двое… А вы потеряли полчаса — и уже внутренне раздражены, да-да! Хотя сами вызвали меня на этот разговор. Потому что у вас на это время было запланировано другое добро, которое вы считаете добром. Простите, но нельзя делать добро по плану. Да-да, по плану! И не будет радости от такого добра ни людям, ни вам. А все потому, что ждете награды.

— Может, благодарности, — не стал я спорить.

— А это одно и то же, самообман. И вы это прекрасно знаете, да-да!.. Вы только тогда перестанете терзаться, если поймете, что добро, оплаченное неблагодарностью, — или неискренне… — Он опять словно забыл обо мне, что-то стал записывать в свою синюю тетрадь.

— Или?.. — не выдержал я.

— …или самое главное добро, какое вы сделали в жизни, да-да! Конечно, приятнее делать добро добру, оно отвечает еще большим добром, но, в конце концов, оно ведь и без вас добро. А раз аукнулось — значит, вы своим добром больно задели зло. И зло — осознанно или неосознанно — пытается защищаться, и первая его реакция — оскорбить добро, уподобить его себе. А вы, вместо того чтобы принять эту неблагодарность как должное, как награду, простите, как благодарность, если вам так больше нравится, если вы уж так хотите благодарности, начинаете терзаться. А зло этого и добивалось… Тогда уж лучше вообще не делать добра, да-да! Ибо добро нельзя считать, как рубли, складывать и отнимать. Ибо не заметишь — грань эта очень зыбка, — когда твое добро превратится в зло, да-да! Потому что оно и было злом, раз в нем, пусть где-то в глубине, пусть подспудно, была спрятана корысть. И это опасно особенно сейчас, когда мы достигли такого уровня знания. Одностороннего знания. Оплодотворенного тщеславием. Такое сотворенное нами в жажде награды и накопленное за много столетий добро-знание уже живет вне нашей воли. И оно уже давно не добро, хотя, может, и не всегда зло. Им может одинаково воспользоваться тот и другой. И это уже не Раскольников со ржавым топором. Потому что оно не человек. Потому что оно — газ, отобранное у Вселенной космическое излучение, математические формулы… Вырванное из круговорота природы, из эволюционного процесса Вселенной, оно существует уже вне понятий зла и добра. Нет, не совсем так… Ему надо вернуться из созданного нами противоестественного в естественное состояние, но на его пути стоим мы. Мы еще держим его. Но то тут, то там оно начинает просачиваться. Да-да! Знаете, как вода просачивается через плотину… И им уже правит не добро и даже не зло, а случай — да-да! — простой случай!

Вы, конечно, знаете о катастрофе на химическом комбинате в Индии? Или нет? А что, могли и не знать. Мы постепенно привыкаем… Будем постепенно привыкать. Когда-то переживали — иногда, может, излишне и неестественно шумно — по одному погибшему человеку. А тут вон — взлетел целый город… И ничего — пережили… И даже не прервали экстренным сообщением трансляции футбольного матча… Так — сообщили в общей сводке… Потом взлетят несколько городов… Постепенно будем привыкать… Все дело, оказывается, в привычке… И в случае… Случай!.. Какой дурак! — Он опять словно забыл обо мне. — Взял желтую тетрадь… Закон случая… Когда уже все зависит от того, будет или не будет стоять под окном автобус, забыли или не забыли закрыть какой-то клапан на химическом заводе, перегрызла или не перегрызла крыса кабель, идущий к ядерному ракетному комплексу, сошла или не сошла с ума электронно-вычислительная машина… На планете, вопреки всем законам Вселенной, перечеркивая их, начинает действовать всего лишь один закон, объективно не существующий, но единственно объективно существующий — закон случая, да-да!.. Сожги или не сожги я тетрадь… Какая тетрадь лежит сверху, желтая или синяя… Или какой цвет больше любит академик N., а? А может, она лежала не верхней? — вспомнил он обо мне. — Но ему больше нравится желтый цвет — и он вытащил ее?.. Простите, — виновато улыбнулся он, — я, кажется, действительно начинаю походить на сумасшедшего. Привычка говорить с самим собой, не хватает общения… Ну ладно, два раза не прощаются…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top