Михаил Чванов

Повесть «В верховьях Охоты»

— Я больной, не могу бороться, — продолжал дипломатию Сомов и незаметно опять лягнул Юсупова.

— Тогда давайте пить спирт.

— Мы тебе уже говорили, что нет спирта.

— Тогда я пойду домой. — Дима босиком выбрался из палатки. Его долго не было.

— Еще замерзнет, отвечать придется. Спросят, кто спирт привез. — Юсупов, зевнув, торопливо натянул сапоги. — На всякий случай оденься тоже. Карабин он взял с собой?

— Кто знает, темно… Да, его карабина, кажется, нет.

— Незаметно как-нибудь разряди хотя бы карабин Валеры. А наш где?

— Под спальником, наготове.

— Хорошо.

Вслед за Юсуповым Сомов выбрался из палатки. Дима босиком уже ушел далеко вверх по склону, карабин у него был за спиной, Юсупов его догонял. Заметив Юсупова, Дима остановился. Карабин перебросил с плеча на плечо, поджидал.

Сомов в бессилии сжал кулаки: чем он отсюда мог помочь?! Не станет же он стрелять первым. Да и какой он стрелок против этого Димы. Будь проклят этот спирт!

Юсупов с Димой о чем-то говорили…

Дима опять снял с плеча карабин… Нет, перебросил на другое плечо.

Юсупов обнял его за плечи, возвращаются назад.

Только потушили свечу, все началось сначала. Дима то принимался точить нож, то щелкал затвором карабина. Сомов в темноте держал за ствол, как дубину, свой. Потом Дима снова стал собираться домой. Юсупов пытал­ся разбудить Валеру, но тот спьяна ничего не мог понять… Так и не проснувшись как следует, снова за­снул. Юсупов, матерясь, вслед за Димой выбрался из палатки.

—        Пусть идет, последим, — остановил  Юсупова Сомов.— Намерзнется — потом скорее уснет.

Но Дима до утра так и не уснул.

Наконец рассвело, Дима как ни в чем не бывало аккуратно намотал портянки, надел сапоги и, демонстративно пощелкав затвором, с ехидненькой такой улыбочкой ушел. Сомов на всякий случай долго смотрел ему вслед: как-никак тому идти больше двадцати километров. Но уж очень уверенно шел Дима.

— Мне кажется, что он больше придурялся, чем был пьян, — сказал Сомов.

— Я тоже подозреваю, — процедил Юсупов. — Связать бы, как котенка. — Он сжал свою жилистую руку в кулак: Сомов знал о его неимоверной силе. — Но нельзя. Как к этому отнесется Валера?

Вконец вымученные, завалились спать. Встали чуть ли не к полудню. Снег — уже по колено. Валере было очень плохо. Юсупова с Сомовым, кажется, даже не узнал. Его постоянно рвало, а рвать было уже нечем. Сомов пытался заставить его выпить теплой воды, но тот не понимал его и не разжимал зубов.

— Он всегда так, когда выпьет, — успокаивала их, улыбалась Даша. — Пройдет.

Наконец Валера вроде бы немного забылся. Юсупов с Сомовым облегченно отошли на берег Охоты.

— Может быть, мы вообще зря взяли с собой спирт? — спросил Сомов.

-Может быть, — усмехнулся Юсупов. — А что мы здесь будем делать без спирта, если вдруг не будет верто­лета, ты подумал? Ты думаешь, зачем прибежал за эти двадцать пять километров Дима? Только из-за спирта. Раз пришел вертолет — значит, с ним кто-то прилетел. А раз кто-то прилетел — значит, привез спирту. Нас бы за ненормальных приняли, если бы мы прилетели без спирта. Ни­кто тебе не даст оленей, никто не пойдет с тобой провод­ником. Ты что, думаешь, для себя я его брал? Сам я уже давно завязал — как почувствовал, что могу спиться. Ко­нечно, сегодня мы стали жертвами своей щедрости, — согласился он. — Ты — ладно. Ты здесь первый раз. Но я-то должен был все это предвидеть. Пока все не улеглось, нужно быть осторожными. Я буду ставить палатку. А ты пока поищи тайник для оставшегося спирта. Нам он, чую, еще как будет нужен. Черт знает, как все дальше сложится и как мы будем отсюда выбираться. Будешь прятать — имей в виду, что они отличные следопыты. Сомову было приятно, что Юсупов поручил ему такое ответственное дело.

Валера снова выполз из палатки.  Его опять рвало.

— Как это я?! — бил себя по лбу Юсупов. — Ведь и в прошлый раз было так, хотя он и выпил тогда тоже совсем           немного. Ночью на всякий случай будем по очереди дежурить. Как бы этот Дима не заявился снова и еще не привел кого-нибудь. Он грозил мне, когда уходил.

— А что же ты мне сразу не сказал? – Тебе и без этого за ночь впечатлений хватило, — усмехнулся Юсупов.

Сомов долго ломал голову и, наконец, спрятал спирт прямо в русле реки, заложив бутылки камнями, и все это сверху присыпал песком. Чтобы запутать следы, исходил оба берега на протяжении почти километра. Как бы случайно, несколько раз с берега на берег перегонял оленей.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top