Михаил Чванов

Повесть «В верховьях Охоты»

— Это не золото?

— Нет, слюда, — засмеялся Сомов.

— А почему же она такая желтая?

— Окислилась.

— Может, ты ошибаешься? Ты же на золоте не работал.

— Нет, это слюда, — улыбнулся Сомов.

Юсупов что есть мочи запустил камень в Охоту…

Сомов обошел лиственничную рощицу, поднялся вверх         по соседнему ручью. Лишь бы прилетел двадцать девятого Николай — на несколько дней залететь в Магадан, а там скорее домой. Хватит все время откладывать на завтра, надо работать!

Хорошо, что у Валеры есть хоть плохонькая, но рация: утром а девять, вечером в пять можно связаться с Черпулаем и Аркой, с другими стойбищами. Жаль только, что до отлета не удастся походить по окрестностям, добраться до самых истоков Охоты, подняться на торчащий рядом пик Друза, чтобы с него посмотреть на весь хребет Сунтар-Хаята, на истоки Индигирки и Колымы, на Якутию до Оймякона, на уходящий к северо-западу Верхоянский хребет.

Но что делать, если все так получилось, если они так запоздали? Впрочем, все это он видел и еще увидит с вертолета.

Да, Юсупов тоже решил здесь надолго не оставаться, а вместе с Сомовым улететь в Черпулай, а там уж пожить в свое удовольствие, там он не будет зависеть от транспорта.

Юсупов надеялся на прощанье разжиться у Валеры оленьими торбасами и чижами, но тот на его осторожный намек только развел руками:

— Оба лабаза раскатал амикан, видишь, сам до сих пор ожу в резиновых сапогах. Однако, потом подарю. Когда низ кочевать будем.

— А далеко ушел этот медведь? — оросил Юсупов.

— Нет. Вон у того перевала в распадке, наверно, в ерлогу лег.

— Так пойдем, стукнем его.

— …Времени нет. Со стадом работы много, Гриши нет, уклончиво сказал Валера.

— Боишься, что ли? Два карабина…

— Почему боюсь?! — обиделся Валера. — Времени нет. Потом, зачем зря убивать? Мясо у нас есть.

— Но мне нужна медвежья шкура.

— Зачем тебе столько шкур? — засмеялся Валера. — Оленья, еще выдру хотел. Теперь медвежья. В прошлом году баранью увез. Неужто у вас там холоднее, чем в Оймяконе? Неужто мерзнешь?

— Но мне надо, Валера, — настаивал Юсупов. — Ты можешь понять — надо!

— Пойдешь в Черпулай, там у кого-нибудь возьмешь. У отца Гриши. Я скажу, он отдаст.

— Но я сам хочу добыть. Ты только покажешь

Валера молчал.

— Ну?

— Не обижайся, не покажу, — наконец сказал Валера.— У нас амикана нельзя зря убивать.

— Но ты же сам говорил, что он тебе много зла сделал: оба лабаза разорил.

— Все равно. Да и рано. Вот кончим инвентаризацию оленей, потом посмотрим.

— Но тогда меня здесь уже не будет.

— Я тебе пришлю шкуру.

— Амикан — по-эвенски «медведь»? — спросил Валеру Сомов.

— Мы зовем его или по-русски — медведь, или амикан — старик. Или еще — хозяин.

— А как по-эвенски медведь?

— Мы не зовем его своим именем, — уклончиво отве­тил Валера.

— Почему?

— Так, обычай такой… — Валера под каким-то предлогом отошел от Юсупова и Сомова.

Был уже пятый час. Пошли заготавливать дрова — лиственничный сухостой. Сомов с Валерой пилили, Юсупов оттаскивал.

В пять Катя вышла на связь. Сомов, коловший рядом с палаткой дрова, слышал, как она говорила:

— У нас все благополучно.

Вдруг она высунулась из палатки:

— Вы на «Ми-4» прилетели?

— Да… А что?

— Потерялся вертолет.

— Как потерялся?

— Сегодня его весь день искали самолет и вертолет.

— Может, не наш? — с надеждой спросил Сомов.

— Ваш вертолет должен был забрать «красную ярангу» с Кялы?

— Да.

— Тогда ваш.

Юсупов тем временем пытался раскочегарить печку в своей палатке, но по-прежнему весь дым из нее валил внутрь.

— Роберт! — крикнул ему Сомов. — Иди сюда!

— Зачем?

— Да иди скорее!

Откинул полог палатки, показал недоумевающему Юсупову на рацию: «Слушай!»

— …*База-7», я — «Конус». Когда пришел к вам вертолет? Прием…

Сомов уже знал, что «База-7» — седьмое стадо, а «Конус» — рация Черпулая.

— …«Конус», я — «База-7». Вез двадцати четыре. Прием…

— …Во сколько вылетел?..

— …В четыре…

— …Сколько человек взял и какой груз?..

— Нестерова и двоих из агитбригады. Груз небольшой…

— …Какая у вас была погода?..

— …Туман и снег. Взлетели, и сразу их не стало видно. Вроде бы собирались в сторону восьмого стада…

— …Съездите до восьмого стада, до Кялы. У них нет рации, узнайте, пролетали, нет мимо. Рацию возьмите с собой…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top