Михаил Чванов

Повесть «В верховьях Охоты»

— …Поняли…

— …Утром в восемь выйдите на связь. Если опоздаете, через каждый следующий час… Связь кончаю. До завтра…

Оглушенные, ходили по берегу. Надо же, только что ломали голову над тем, каким образом зашифровать радиограмму Николаю, что мясо для него готово, с мясом оказалось куда проще: они отдадут подаренных им Валерой оленей. И вот! Подолгу смотрели в ту сторону, куда вчера ушел вертолет,— долина была видна километров на двадцать, до того места, где в Охоту, по словам Юсупова, впадает река Дольная. Там стоит оставшаяся от геоло­гов с незапамятных времен баня — своеобразный опорный пункт цивилизации в здешней тайге. По крайней мере, никто, оказавшись в этих местах, не пройдет мимо, не истопив ее. Постепенно пристрастились к бане и эвены. Валера уже несколько раз вспоминал о ней: «Вот будем кочевать вниз — баню затопим».

— Выходит, что мы прямо или косвенно виновны в слу­чившемся,— вслух подумал Сомов. — Официально нас в заявке не было, полет по времени и так был перегружен, а из-за нас они еще задержались.

— Дело не в нас, — поморщился Юсупов. — Ждать до восьми утра! — Юсупов хлестнул себя прутом по сапогу. — Где-нибудь сели из-за нелетной погоды?

— Но тогда бы они предупредили или объявились утром, — возразил Сомов.

— А утром не смогли завести мотор или еще что, а с земли вертолетная рация не берет.

— Но их целый день искали самолет и вертолет. Они каким-нибудь способом дали бы знать о себе — ракетами или костром.

— Ты уже готов похоронить их, — усмехнулся Юсупов.

— Нет, но надо смотреть реальности в глаза. Ведь они не вернулись и не вышли на связь. Всё… — вдруг осенило Сомове, — теперь никто не вылетит на поиски геодезистов. Все ищут вертолет.

— Ты еще это себе в вину запиши, — усмехнулся Юсупов. — Николай мне говорил, что вчера они за ними все равно не полетели бы,

— Однако, вертолетчики редко разбиваются, — попытался их успокоить Валера.— Наверно, что сломалось, сели. Даже когда в воздухе замолчит мотор, они садятся. Такое, однако, бывает. В прошлом году вон там, на Сунтар-Хаята, упал вертолет, весь разбился, а летчику — ничего. Снова, слышал, летает. Говорят, уже на Кяле у геологов руки обжег.

— А откуда ты знаешь? — удивился Сомов. — Ведь это случилось всего дней десять назад, а за это время ни один вертолет, как ты  говоришь, сюда не прилетал? Рации у вас в Охотске нет.

— Ты думаешь, вертолет или рация в тайге — самый быстрый? — засмеялся Валера. — Да, вертолет может за два часа из Охотска прилететь, а может и несколько месяцев не быть. Рация вот, может, сегодня, может, завтра, замолчит, питание пропало — и все. Раньше «красная яранга», когда на оленях была, за неделю до нас из Арки добиралась. А сейчас, на вертолете, уже четыре месяца ждем. Вертолеты, конечно, хорошо. Но из-за них и мы, эвены, разленились. Раньше бежишь рядом с оленями да еще их погоняешь. А теперь в Арку надо, — ждешь вертолета.

— Ну а все-таки, как ты узнал, что Вася горел у геоло­гов? — спросил Юсупов.

— Тайга не пустой. В тот день, когда вы прилетели, ходил я на охоту. На Кухтуе встретил Василия Сукачева. Он на Куйдусуне, это уже в Якутии, встретил старика Евлампиева, а тот за день до того кочевал вместе с каюром геологов. Вот так и узнал.

Валера совершенно спокоен, он тут же, смеясь, переводит разговор на другую тему.

А что ему особенно-то переживать, зло думал Сомов. Ах, Кола, Коля! У них нет ни унтов, ни пайка НЗ. В моднецких туфлях. Хорошо, что Юсупов затолкал в вертолет немного мяса. Если живы, это мясо им очень пригодится. А за нами теперь скорее всего никто не прилетит. В Охотском аэропорту и так не хватает вертолетов. А еще геодезисты, которые полмесяца назад потерялись в верховьях Кялы. До того места, где они работали, вертолеты не дотягивали из-за нехватки горючего, и они по рации сообщили, что на плотах спустятся до Юдомского поворота, а там уж будут ждать вертолет. Но ни в назначенное время, ни неделей позже на это место они не выплыли и больше не выходили на связь.

 

У Николая остались письма Сомова — жене и начальнику, что, может, задержится до конца месяца. Начальник — ладно, думал Сомов, переживет, побесится-побесится, ну, уволит, найду еще какую-нибудь подобную контору. А вот жена — изведется. В крайнем случае, придется попробовать переслать радиограмму по рации Валеры, но очень уж она ненадежна, вот-вот совсем замолчит. В Черпулае, как сообщили по утренней связи, аккумуляторы тоже сели, нет дистиллированной воды, работают на дождевой и хватит их от силы на несколько дней. А теперь, с пропажей вертолета, объем работы рации резко увеличился, и они сядут еще быстрее. Но ЧерпулаЙ ведь еще не все. Оттуда нужно передавать радиограмму в Арку, а оттуда — в Охотск. Но кому же радировать в Охотске, чтобы отправили телеграмму домой? Нужно было все это предусмотреть заранее, кому-нибудь на случай задержки оставить в Охотске текст телеграммы и деньги. Дать радиограмму сейчас, пока есть связь? Но может, все еще обойдется…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top