Михаил Чванов

Книга Бытия. Глава  Странник

Кормщика уже увезли, а дед Левонтий все говорил собравшимся на росстани отрокам да нескольким заплаканным бабам, бабы они всегда смелее, мужики побоялись прийти проводить своего духовного вождя.

— А то еще был Лукьяшка Петров. Сначала удрал от помещика, отлынивал от работы. То ли не легче — бегать по лесам, чем барщину тянуть? Потом тоже назвался Христом, понял, что выгодное это дело, и стал звать народ с собой на Кавказ основывать там тысячелетнее царство. Разве не грех это страшный — обманывать людей? Русские люди ведь, как дети, готовы пойти за кем угодно: только посули всеобщее счастье, не только для себя, но и для других, только обмани счастьем. Тем и коммунисты-большевики его купили, но эти были по-своему честны, не прикидывались Христами, не скрывали того, что антихристы, даже гордились этим, а им все равно поверили, разинув рты, пошли за ними, убивая вместе с ними не поверивших…

Эти мысли постоянно точили мозг Левонтия, готовые слететь с языка, но удавалось их в тайне держать, а тут невольно вырвались на волю, на вольный ветер, за них запросто вслед за Кормщиком можно было загреметь в Сибирь, а то и дальше, точнее, выше, куда звал, торопил людей Кормщик, но было уже поздно, слово не воробей, обратно не поймаешь, оставалось верить, что не выдадут бабы, а вот в отроках-пионерах он не был уверен.

— Почему русский народ — такой? – уже не мог остановиться Левонтий, словно дурного вина выпил, Гриба поганого мухомора наелся, — понесло его.- Ну, эти Лукьяшки, ладно, свои, доморощенные: один смех. Но ведь и за ними идет народ. А то ведь чужие, те похитрей, поизворотистей, пользуясь нашей открытостью и простотой, которая, как известно, хуже воровства, пытаются увести нас с Земли. Мало того: чтобы мы по пути туда полмира извели, и чтобы потом на нас все свалить. А мы, разинув рты, бежим за ними, а то и впереди их, не ведая, куда и зачем они ведут. Этих сразу не раскусишь…Не наши дурачки. А из наших: был еще Аксашка Никитин. Он говорил, что горе ниспослано Богом за грехи наши. То ли не правда? Но ведь он, в конце концов, помешался на этом. Как он решил искупить грехи свои? Он сжег свой дом и, взяв двух малолетних детей, как и наши, взошел с женой на соседнюю гору, чтобы быть ближе к Богу, чтобы Бог его увидел. Там баба его читала молитвы, а он зарезал обоих детей. Так он решил искупить вину перед Богом: приношением в жертву собственных детей, как то сделал Авраам, Царь иудейский. И пошел в Сибирь с грехами своими тяжкими. Но и там он не успокоился. Там он решил пожертвовать собой за весь грех мира: в лесу зимой устроил крест, надел на себя терновый венец, разделся догола,  а мороз был крепкий, и распял себя на этом кресте. Вот вам наш русский Христос, богохульство одно! Его успели снять живым, но он так и умер, не просветлев умом… Долго я думал. Больно мы хватки на всякую заразу. Бежим за ней, как дети за конфеткой, про отца, мать забудем. Иногда я думаю, не про нас эта книга, Библия, писана. Больно мудрена, и не все ясно в ней сказано. Можно толковать ее так и этак. Потому и бродят по миру сотни Христов. Порой кощунствую, думаю: может, скинуть с мыслей эту книгу, яко путы с ног? Может не для нас она писана, а если для нас, то не специально ли, чтобы сбить нас с толку? Думаешь, что служишь Богу, а на самом деле давно уже служишь Сатане?

Левонтий, запутавшись в своих кощунственных мыслях, замолчал.

Бабы же, убоявшись такого разговора, да и нечего больше им было тут делать, торопливо и неслышно разошлись. Разошлись и отроки, странно и скучно было им слушать его речи, и лишь один, соседский, худой и бледный остался: и с широко раскрытыми глазами внимал его речам.

— Дед Левонтий, расскажи о семи братьях, дядьях твоих, о коих упомянул Кормщик, которые каждый по своему правду искали.

— Зачем тебе? – отмахнулся было Левонтий, все еще не остыв от только что вырвавшихся, постоянно точащих душу мыслей. – Да и не дядья мне они, так, к слову, сказано было, они и всем другим такие же родственники.

— Хочу знать, какие дороги искать счастье уже заказаны.

Левонтий удивленно посмотрел на него:

— И ты туда же?! И ты в Христы?!

— Почему именно в Христы? – не обиделся отрок. — Надо знать, какие пути к Истине уже заказаны, какие ложны.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top