Михаил Чванов

Книга Бытия. Глава  Странник

— И чем кончилось?

— Чем кончилось?.. А ничем не кончилось, и сейчас спорят. И воюют между собой, и каждый с именем Христа. И вроде разменной монеты он стал. И каждый десятый – сам Иисус Христос. А мусульмане, понизив статус Иисуса Христа на одного из пророков, никак не могут поделить между собой Аллаха и Пророка Мухаммада, те же страсти. И те, и другие ждут второго Пришествия Иисуса Христа, кто с надеждой, но больше – со страхом.

— А ищут ли Иисуса Христа каждый в себе

— В том-то и дело, что ищут вне себя,.. — Ищут больше не Его, а Царство Божие, обещанное им, где кисельные берега. Ты обещал нам, вот и дай! Или: ты, мол, указал, путь-дорогу, и больше нам не нужен. Ищут чистую горницу, а лезут в нее в грязных сапогах, а главное, с грязной душой. И единственной целью: забраться туда и лежать, ничего не делая… Обещанного ждут, как подарка. Нет, даже не как подарка. Как должного — и рано или поздно начинают торопиться, требовать его. И приходит раздражение, что его все нет и нет, обещанного Царства Божьего. И какого-либо мира на Земле. И сроки разные начинают назначать. И начинают верить в эти сроки, словно бы они названы сверху. И в результате не просто теряют веру, а озлобляются, вырывают ее из себя, начинают оскорблять Бога, искать себе другого бога или кричать, что Его вообще нет и поднимают руку на Него и друг на друга… А по указанному пути сами должны идти. И на пути этом очищаться от скверны. Медленно, постепенно. И винить тогда некого, кроме самих себя, что до сих пор не достигли Царства Божьего. Только вот скажи, ты мне, мил-человек, почему он указал путь так, что всяк понимает его по-своему? И оттого всякие секты, самозваные Христы, междоусобные свары. Может, его апостолы после его смерти- вознесения что напутали?

— А  как ты сам мыслишь?

— Уходишь от ответа? Или сам не знаешь? — Тогда скажи вот что, хороший человек: почему Царство Божие показано нам царством-государством, где никто ничего не делает? Только едят да пьют? Где молочные реки да кисельные берега? Где лежат пузом на солнышко — и все. Разве в этом счастье? Не потому ли соблазняются Царствием Божьим, прежде всего, разные бездельники? Может, оно бездельниками и придумано? А дельные мужики сомневаются, потом как не могут ни на этом, ни на том свете без работы, без дела. А нас соблазняют хрустальными палатами, окруженными садами с благоухающими цветами и райскими птицами. Обещают конец скорбей и печали, что будет вечное веселье и радость; наденут вчерашние обездоленные золотые ризы, будут есть сладкие яства и спать на пуховых перинах. И ни слова о в помощь Господу труде неустанном, который настоящему мужику в радость. Я вот задумался: почему никому не пришло в голову, что толковому, работящему, то есть настоящему мужику там скучно будет, изведется он там от безделья и обратно попросится. А назад пути нет. И кабака там нет, чтобы душу залить. Куда ему тогда? И снова я задаю этот вопрос: не для бездельников и не бездельниками ли оно придумано, Царство Божие, теми, кому ни сеять, ни пахать не хочется? Бездельникам легче тысячу лет ждать готовенького или отобрать его у кого-нибудь, чем самим палец о палец ударить. На этом чувстве и играют разные большевики-партейцы.-

. – Не боишься чужому человеку такое говорить?

— Мнится мне, что не из этих… Пришли неизвестно откуда — отобрали землю у помещиков, у крепких мужиков, отобрали дома, одежу, поделили поровну между бездельниками, себя не забыли, — и думали, наступило Царство Божье. Я, может, ничего не имею против, что отобрали землю у помещиков, но на ней работать надо. А они уселись, стол красным сукном накрыли – Бога отменили, Евангелие на свой лад переписал назвали его манифестом — и ничего не делают. Одежу скоро износили, запасы сожрали, землю всякими там декретами испохабили: в январе сеять, в мае хлеб убирать — и в обиде давай мужика еще больше драть, на него вину свалили, что на Земле с Царствием Божьим ничего не получилось.

— Иисус Христос звал с собой не бездельников, а обездоленных.

— А если они обездоленными от лени стали? Ведь многие обездолены потому, что сами отказались от своей доли. И второй, объявившийся в Германии почти через тысячу лет после Иисуса Христа, той же иудейской национальности, написал свое Евангелие, своего рода Новый завет, «Весь мир насилья мы разрушим!» в котором начисто отрицал Иисуса Христа, тоже воззвал за собой самых обездоленных, оторвавшихся от земли-матушки, самых завистливых, разевающих рот на чужой кусок. И апостолов по всему свету набрал, опять-таки в большинстве своем иудеев, из хитрости сменивших свои имена, и, чтобы немного разбавить их, для обману, самых ленивых  завистливых, и оттого самых злобных из других народов…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top