Михаил Чванов

Вот такая, полная мистики, история… Увидела свет новая книга Михаила Чванова

В московском издательстве «Вече»  вышло в свет очередное издание романа-поиска Михаила Чванова «Загадка штурмана Альбанова» с новой главой, посвященной трагической гибели поисковой арктической экспедиции 2016 года под руководством почетного полярника Олега Леонидовича Продана. Так как экспедиция была посвящена не поиску спутников Альбанова, а поиску непосредственно следов самой шхуны «Св. Анна», штурманом на которой был наш земляк выдающийся полярный исследователь Валериан Альбанов,  издательство назвало вышедшую книгу «Загадка гибели шхуны «Св. Анна». Под этим названием ее нужно искать в книжных магазинах.

Мы попросили прокомментировать  издание книги  и события, вызвавшие написание новой главы книги, ее автора,  писателя Михаила Чванова.

Лететь на заброску буя в координаты, с которых Валериан Альбанов уходил со шхуны «Св.Анна»,  предполагалось, как и в прошлом году  уже по пройденному, пусть с некоторыми отклонениями, маршруту. Так как командующий авиацией ФСБ Герой России генерал-лейтенант Н.Ф.Гаврилов сменил место работы, рассчитывать на вертолеты ФСБ не приходилось.  Пришлось планировать заброску экспедиции на легких американских вертолетах Robinson, которые, мягко говоря,  не рассчитаны для полетов в Арктике.

Мало того, одно дело лететь в район Северного полюса, выждав хорошую погоду: не повезло с погодой сегодня, полетим завтра или даже через неделю, — совсем другое, когда ты привязан, помимо конкретной точки координат, к конкретному времени и повторить этот полет можешь только ровно через год, и неизвестно, какая погода будет через год. Потому ты должен игнорировать любые неблагоприятные обстоятельства, прежде всего, главное — погоду, а апрель не самое лучшее, если не худшее время для полетов в Арктике, тем более для таких стрекоз, как Robinson, когда погода по маршруту может здесь меняться по нескольку раз в день, непредсказуемы туманы, а при попадании в туман при температуре ниже 6 градусов неминуемо начинается обледенение, а у этого типа вертолета нет антиобледенительной системы.

— Других вариантов в этом году нет, — подытожил Олег. – А отодвигать на новый год… Работаем автономно.

На последней своей прессконференции перед экспедицией, словно кому-то в укор, что никто не захотел помочь, или предупреждая, что в случае чего, никто не несет ответственности за исход экспедиции, он несколько раз повторит: «Работаем автономно!.. Работаем автономно..!»

В этом «работаем автономно!» я чувствовал и мне укор, хотя его, наверное, не было, что я использовал не все имеющиеся у меня возможности, чтобы сделать реальным вариант заброски буя с подводной лодкой.

— Может все-таки год повременить, может, за это время с кем-то удастся договориться? — попробовал я его отговорить.

Олег словно не слышал моего вопроса:

— Вас взять с собой не смогу, неожиданно решительно отрубил он. — Беру только узких специалистов, без кого не обойтись. Вертолеты будут перегружены. Каждый килограмм груза на вес золота. Да и не все складывается, как бы хотелось. Все складывается примерно так же, как перед отплытием на «Св. Анне», одному срочно захотелось жениться, второй… — усмехнулся он. – Не хочу вас в это посвящать.

Позже, после гибели Олега я вспомню брошенные Олегом горькие слова, теперь они воспринимаются как предвидение, как завещание: «Я не боюсь чего-то потерять. Неприятно признаваться, что много уже испытал: корысть, предательство. Единственного боюсь – обманов! Хотелось бы многое еще успеть в Арктике, там работы непочатый край…»

Ночью с 18 на 19 апреля я проснулся словно от толчка, даже удара, словно что-то тяжелое упало или ветром хлобыснуло балконную дверь, я встал: стояла глухая безветренная полуночная тишина, и меня вдруг охватила непонятная сосущая тревога. Я взглянул на часы, было 15 минут первого. Не надеясь на свою контуженную голову, я записал в ежедневнике, помня, что завтра старт экспедиции: «Позвонить Продану», — хотя никаких тревожных мыслей по поводу его не было.

Утром я ежедневник забыл дома. Закрутили дела. И тут пискнул мобильник: SMS. Открыл, неизвестный телефон: «Олег Продан погиб сегодня ночью в Арктике …»

Тупо смотрю в окно. Телефонный звонок, жена: «Ты забыл дома ежедневник. Позвони Продану…»

— Уже поздно… —  с трудом выдавил я.

Немного придя в себя,, я позвонил Николаю Федоровичу Гаврилову.

— Знаю…Понимаете, какая штука: «Св. Анна» отдала одного, я имею в виду найденные на Земле Франца-Иосифа в 2010 году останки одного из спутников Альбанова, а забрала троих. Тут какая-то жутковатая мистика.

Я не совсем понял, что он хотел сказать.

— Посудите сами: до того, как быть названной «Св. Анной», шхуна называлась «Пандора», по имени богини, случайно открывшей сундук с  несчастьями. Кому пришло в голову так назвать судно?  Погибла сама «Св. Анна», погибла оставшаяся на ней часть экипажа. Погибли люди, пытающиеся уйти с нее, дошли только двое, но Альбанов, скорее всего, тоже умер не своей смертью. Погиб Олег, начавший поиск самой «Св. Анны». Услышав о гибели Олега, почему-то первое, что пришло мне в голову, что, может, «Св.Анна»  не хочет, чтобы ее искали?

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top