Михаил Чванов

Рассказ «Русские женщины» (В ожидании героя…)

Памяти легендарного командира русских добровольцев -Саши Руса — майора морской пехоты, Александра Шкрабова, павшего под Сараевом

Она позвонила ему за день до его отъезда.

— Здравствуй, это Лена, — услышал он в трубке. — Я соскучилась по тебе. Ты не против, если мы сегодня встретимся?.. Ну, например, часа в три?.. Тогда на том же месте, что в прошлый раз… Надеюсь, ты помнишь?..

— Да, конечно…

Она сказала: «на том же месте, как в прошлый раз» — таким тоном, словно это было вчера, а не год назад.

Он не удивился ее звонку. Почему-то он знал, что она позвонит. Потому что нечто, не объяснимое словами, давно уже связывало их.

Сердце невольно дрогнуло от ее звонка, хотя правдой в нем было только то, что они были на «ты». Все остальное, что она по нему соскучилась и назначает тайное свидание, было туфтой, как он понял, для возможной подслушивающе-записывающей аппаратуры. А еще он понял, что она должна его с кем-то свести.

Но он все равно обрадовался ее звонку, как бы обрадовался, если бы она на самом деле назначила ему тайное свидание. Год назад Прекрасная Валентина (так в свое время представили ее при случайном знакомстве в России ее спутники-болгары: перед отъездом в аэропорт она забежала в соседствующий с гостиницей шляпный магазин, глаза у нее разбежались от увиденного, кончилось тем, что она купила аж девять шляп, но в результате они опоздали на самолет, в ожидании следующего рейса, на который он помог им оформить билеты, они и познакомились) — так вот Прекрасная Валентина, на самом деле прекрасная русская женщина, вышедшая замуж за учившегося в Москве болгарина и одинаково беззаветно любящая и Россию и Болгарию, встретила его в аэропорту Софии и неделю моталась с ним на «рено» по Болгарии. В последний день, разбудив рано-рано, она привезла его не в аэропорт, а какими-то проселочными дорогами в горы — и, впервые и крепко поцеловав в губы, с ласковой усмешкой сказала: «Иди, я ревную тебя к той женщине, которая ждет тебя там, за пограничной полосой. Ее зовут Еленой».

Прекрасная Елена — по аналогии с Прекрасной Валентиной так определил он для себя свою будущую путеводительницу по Сербии и пошел по парковой такой тропинке еще выше в горы со странным чувством фантастичности и даже небытийности всего происходящего. Все было как в плохом шпионском романе. Скажи ему кто-нибудь всего несколько лет назад, что враз рассыплется великая страна, хотя, конечно, рассыпалась она не враз, что он враз окажется нищим, хотя богатым он тоже никогда не был, и его книги никому не будут нужны, что в чужой стране он будет себя чувствовать более дома, чем в родной, он ни за что бы в это не поверил. Что, влекомый идеей возрождения древнего братства, ради прекращения братоубийственной войны, которая незаметно может перерасти в мировую, он будет полулегально или даже нелегально пересекать границы: все с ним будут соглашаться и — продолжать с еще большим ожесточением стрелять друг в друга. Тогда он в первый раз в своей жизни шел к границе нелегально, он знал, что «окно» надежно, что никто не будет в него стрелять, что не придется ползти под колючей проволокой по минным полям, а всего-то надо пройти метров пятьсот такой ухоженной парковой дорожкой, а если его вдруг все-таки случайно задержат, то отделается штрафом, оплачивать который, правда, ему нечем. Но все равно было нереально как-то: лес, словно хорошо ухоженный парк, и вдруг — граница. И он шел так небрежно по этому парку, пока не уперся в асфальтовую ленту дороги и не увидел на обочине машину: и условный номер, и цвет… Из машины навстречу ему встала молодая прекрасная женщина. На самом деле, как и Валентина, она была прекрасна, только по-своему.

— Лена! — ласково улыбнулась она и легко, почти неосязаемо поцеловала его в щеку. — Я уже давно тебя жду, — сказала она, словно они были давно знакомы.

— Не удивляйся! — Уже в машине Прекрасная Елена положила свою теплую руку на его руку. — Такое чувство, что я давно тебя знаю… Я читала твои книги… — Она тронула машину. На всякий случай оглянувшись, он увидел, что из-за кустов вывернула другая машина и поехала вслед за ними.

— Не бойся, это свои. Километров через пятнадцать ты пересядешь к ним… Кстати, не исключено, что в Белграде нам придется с тобой встретиться в официальной обстановке. Мой муж — работник одного из российских представительств, и на всевозможных приемах мы бываем вместе. Вот там мы с тобой и познакомимся. Хорошо?

— Хорошо… — Он почему-то не решился спросить, в курсе ли сегодняшних дел ее муж или она скрывает их даже от него…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top