Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Несмотря на правдоподобность событий, излагаемых в дневнике, многое весьма неубедительно. История находки «дневника» и его «путешествия» из рук в руки слишком наивна, чтобы внушить доверие. Некоторые сведения, которые можно проконтролировать, расходятся с действительностью. Так, во-первых, Гузи пишет, что Наташа Сидорова родилась 3 декабря 1887 года. В то же время Чванов, беседуя с живущей в Москве младшей сестрой Ерминии Ириной Александровной Жданко, выяснил, что Ерминии Жданко в момент отправки «Св. Анны» в 1912 году исполнился 21 год. Во-вторых, в книге Рене Гузи речь идет о дяде медсестры, который оказался во Франции и передал дневник Гузи. Но дядя Ерминии Александровны Жданко, известный русский гидрограф Михаил Ефимович Жданко скончался в России еще в 1921 году, то есть за четыре года до находки дневника! В-третьих, так называемый «первый дневник» медсестры «Св. Анны» — это, как оказалось, мелодраматическая история русской девушки, учившейся и жившей в Швейцарии. Между тем Ерминия Жданко жила только в России. Наконец, во французском тексте написано, что Альбанов покидает шхуну 14 апреля 1914 года, но в действительности это было 10 апреля.

Таким образом, можно сделать вывод, что дневник медсестры шхуны «Св. Анна» — это не дневник Ерминии Жданко, а вымысел — сочинение швейцарского писателя Рене Гузи.

Естественно, возникает вопрос: а откуда Рене Гузи, не знавший русского языка, мог почерпнуть сведения об экспедиции Брусилова и столь правдоподобно описать события, происходившие на шхуне?

Ответить на этот вопрос оказалось несложно. Выяснилось, что «Записки…» штурмана Альбанова были переведены на немецкий язык и изданы в 1925 году в Берлине с предисловием Л. Л. Брейтфуса. В этом предисловии он рассказал об экспедиции Брусилова и высказал предположение о дрейфе «Св. Анны». Писатель Р. Гузи хорошо владел немецким языком, и книга Альбанова, видимо, вдохновила его сочинить историю о событиях, якобы происходивших в полярных льдах на шхуне «Св. Анна». В этом ему, возможно, помог и его друг Миттельхольцер, имевший опыт полетов в Арктике. Ведь еще в 1923 году Миттельхольцер выполнял полеты в районе Шпицбергена с целью подготовки перелета Амундсена с Аляски на Шпицберген.

Но все же достоверность такой трактовки пока еще нельзя было считать доказанной совершенно точно. Нет ли еще каких-либо материалов?

Вспомним, что Гузи написал еще книгу об исследованиях Арктики с воздуха. Снова обращаюсь к Зое Константиновне, и она выписывает из Берна и эту книгу. Может быть, в ней будет до конца раскрыта тайна?

Вскоре получаю долгожданную книгу. Она издана в 1931 году — существенно позже первого опуса Гузи на полярную тему. Эта научно-популярная книга освещает историю полетов в Арктике. В ней описываются и пионерские полеты Миттельхольцера, совершенные в самом начале исследования Арктики с воздуха после первых полярных полетов русского летчика Яна Нагурского в 1914 году. Возможно, что Гузи пользовался также консультациями Л. Л. Брейтфуса, который после кончины Фритъофа Нансена стал председателем международного общества «Аэроарктика», кстати, в работе которого активное участие принимал и Советский Союз. Но вот в предисловии мелькнула фамилия Брусилова… Вот и разгадка «тайны Рене Гузи»: Гузи пишет, что он попытался каким-то образом восстановить события, происходившие на шхуне «Св. Анна» с оставшимися на судне членами экспедиции Брусилова. Так появилась его книжка «В полярных льдах». Он пишет: «Дневник — предполагаемый, юной Ерминии Жданко, судовой медсестры, которую я назвал Наташей Сидоровой, описывает день за днем примерно в течение года надежды, горькие разочарования, страдания и трагический конец пленников «Св. Анны», которые погибли в далеких краях негостеприимного Севера».

«Перевод В.Розеншильд-Паулина». Что за личность прячется за этой, прямо скажем, не совсем русской фамилией? Почему он перевел книгу Р. Гузи на русский язык? Может, это псевдоним? В мемуарах полковника Белой армии, умершего в эмиграции в Париже в 1973 году, В. Н. Звегинцева «Кавалергарды в гражданскую войну 1918-1920 годов» я наткнусь на  сведения  о переводчике: «Фон Розенщильд-Паулин Владимир Анатольевич. Родился в 1898 году, окончил Пажеский корпус, корнет лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка. В Добровольческой армии с октября 1918 года. Галлиполиец. В эмиграции во Франции, казначей и хранитель музея лейб-гвардии Кирасирскго Его Величества полка. Ротмистр. Умер 26 ноября 1949 года в Париже».

«Жила на юге Франции…». Не могли ли быть Ерминия Жданко и Владимир Розеншильд-Паулин до начала трагической экспедиции знакомы? Не мог ли он, неожиданно встретившись во Франции с прежней знакомой, вернувшейся из белого небытия, подсказать Р.Гузи сюжет, в то же время по ее просьбе, оставить в тайне историю ее возвращения, она ни о чем не хзотела вспоминать? Еще позже я узнаю, что Розеншильд-Паулины в свое время широко известный род в России, они могли быть хорошо знакомы как с Брусиловыми, так и с Жлданко.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top