Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

«Какая служебная командировка и какие отчеты могли быть осенью 1919 года?! – в свое время писал мне В.А. Троицкий. – Почти с достоверностью можно сказать, что в силу сложной обстановки на фронте В. И. Альбанов был мобилизован в действующую армию».

Варвара Ивановна позже говорила, что в учреждении, где работал брат, им с матерью сказали, что он умер от тифа в Новониколаевске (ныне Новосибирске), место захоронения осталось неизвестным. Но в то же время В. И. Задорина, которую нашел в Красноярске В. А. Троицкий, утверждала, что ее дядя, Г. Д. Крушинов, в 1918 – 1919 годах помощник капитана «Севера», близкий товарищ В. И. Альбанова. которому Валериан Иванович подарил изготовленную своими руками модель «Св. Анны» (она до сих пор якобы хранится у его родственников то ли в Барнауле, то ли в Кустанае), утверждал, что В. И. Альбанов, возвращаясь из Омска, погиб при взрыве поезда и что ее дядя и Варвара Ивановна ездили к месту катастрофы, где нашли его портфель с вещами и ногу, которую опознали по документам в кармане брюк. Она также рассказывала, что якобы Г. Д. Крушинов в кругу семьи говорил, что Альбанов не раз обращался к Колчаку с проектом поисков «Св. Анны» у берегов Гренландии, потому как Колчак, став верховным правителем России, не забывал про Север, распорядился не свертывать в Арктике гидрографические работы. Г. Д. Крушинов предполагал, что, несмотря на тяжелое положение на фронте, А. В. Колчака заинтересовал проект поисков «Св. Анны», и Альбанов был вызван в Омск.

Мог ли В. И. Альбанов в 1918 или в 1919 году обратиться к А. В. Колчаку с таким проектом? Можно предположить что, зная решительность А. В. Колчака и смелую организацию им в свое время экспедиции по поискам Э. В. Толля, в 1918 году, в пору громких побед и надежд Белой армии, мог: ведь сам В. И. Альбанов, можно сказать, выжил, помня об опыте поморов-мезенцев, прозимовавших после катастрофы судна на одном из арктических островов целых 6 лет, – отсюда в нем был такой твердый дух. Он мог верить, что на дрейфующем судне еще кто-то оставался живым…

Сейчас можно лишь гадать, обращался ли В. И. Альбанов к А. В. Колчаку с проектом спасения «Св. Анны» или А. В. Колчак сам вызывал В. И. Альбанова по этому поводу. Но, по крайней мере, еще один человек, енисейский капитан Н. П. Тычков, слышал, что в 1919 году Альбанов выезжал в Омск по личному вызову Колчака, а на обратном пути погиб при взрыве поезда. С полной достоверностью можно лишь сказать, что только А. В. Колчак, наверное, мог в полную меру оценить подвиг В.И.Альбанова – его беспримерный поход по дрейфующим льдам Северного Ледовитого океана.

Капитан парохода «Север» К. А. Мецайк тоже считал, что Альбанов погиб при взрыве эшелона с боеприпасами на станции Ачинск… В красноярской газете «Советская Сибирь» в первых числах января 1920 года помещено было сообщение о взрыве 27 декабря 1919 года артиллерийского эшелона на станции Ачинск, что повлекло большие человеческие жертвы и разрушения. Может быть, в результате этого взрыва и погиб Валериан Иванович Альбанов? Видимо. Николай Угодник по какой-то причине больше уже не хранил его на этом свете. Недолго пережил его и Александр Васильевич Колчак, предательски «союзниками» переданный большевикам…

Взрыв на станции Ачинск по своим разрушительным результатам был столь страшен, что нашел отражение в мемуарной литературе Белого движения, изданной за рубежом. Подробное описание взрыва я нашел в воспоминаниях под названием «Каппелевцы» личного друга генерала Каппеля полковника В.О.Вырыпаева, изданных в 1964 году у США в журнале «Вестник первопоходника»:

«Это — довольно большая сибирская станция. Все ее пути были забиты самыми разнообразными эшелонами до предела — эшелонами, ожидавшими своей очереди отправки на восток. Некоторые из них стояли уже несколько дней; колеса некоторых вагонов примерзли от вытекавшей грязной воды. Масса людей сновала туда и сюда через вагонные площадки или прямо под вагонами. В общем, несмотря на мороз, станция походила на большой муравейник в летнее время…

Эшелон штаба фронта стоял на восток от центра. Немного сзади его центра с левой стороны стояли три цистерны с бензином. Через несколько путей, к северу от цистерн, в самом центре стоявших эшелонов, стояли два вагона с черным порохом, ранее предназначенным для камчатских охотников. С другой стороны цистерн с бензином неподалеку стоял эшелон, принадлежавший 1-й Сибирской армии (генерала Пепеляева) с каким-то странным наименованием «эшелон особого назначения», под начальством капитана Зубова. Этот капитан Зубов по каким-то соображениям устроил «товарообмен» оружия (винтовок и револьверов) на черный порох, причем порох был упакован в бочках, неудобных для переноски. И было решено порох насыпать в мешки прямо под вагонами и под цистернами. А так как мешки не были достаточно прочными, то порох из них просыпался на снег, образуя черную дорогу, об опасности которой не задумывались участники обмена.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top