Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Отрываясь от письма Евгения Ферштера, я снова думаю о том, что весь месяц, проведенный на мысе Флора, Валериан Иванович Альбанов думал об оставшихся на мысе Гранта своих спутниках, он надеялся, что они еще живы. Только вот дошли ли они до мыса Гранта?..

И еще я как бы с удивлением подумал, как бы открыл для себя, что во время ледового похода Валериану Ивановичу Альбанову исполнилось всего 32 года! Разумеется, я знал, когда он родился, мало того, именно я установил точную дату его рождения, но его невероятного мужества ледовый поход, наверное, не только меня заставил представлять его человеком более зрелым.

Продолжаю письмо Евгения Ферштера: «Итак, мы сидели на мысе Флора и зачарованно слушали эту удивительную историю. И тогда первоначально у меня родилась мысль: а что если попытаться  найти следы четверых человек на острове Земля Георга? Было точно известно начало пути береговой партии и точно известно место, куда группа Максимова должна была придти. Между этими точками было около ста километров побережья, состоящего из ледников, галечных пляжей и каменных гребней. Найти следы человека в этой арктической пустыне, конечно, равносильно поиску иголки в стоге сена, но попытаться все-таки можно…»

Итак, они улетали.

17 июля они сообщали мне: «Вылет назначен на 19 июля на 19.00. Если погода позволит, то бортом авиации ФСБ совершим перелет по маршруту: Москва — Мурманск — пограничная застава Нагурское на Земле Александры (ЗФИ). Одновременно из Воркуты должны вылететь два борта И-8 Авиации ФСБ, которые будут обеспечивать дальнейшую переброску участников экспедиции на Землю Георга и выполнение поставленных задач. Будем держать Вас в курсе.

P.S. В Москве сейчас аномальная жара в районе сорокоградусной отметки, и на Земле Франца-Иосифа аномально тепло: +0,1 C».

Надо сказать, что Земля Франца-Иосифа первоначально категорически отказывалась принимать поисковую экспедицию. 23 мая, за два месяца до начала экспедиции планировалась заброска на полярный архипелаг основной части снаряжения. Все складывалось благополучно. Погода великолепная. Из «Шереметьево» без всяких в таких случаях задержек вылетает Ан-72. Но сопровождающие груз четверо участников экспедиции немало удивились, когда всего через два часа самолет пошел на посадку.

— Уже Мурманск?

— Москва, Шереметьево, — хмуро отрезал командир самолета. — Быстро перегружайтесь вон на ту машину! – показал он на рядом стоявший самолет.

Снова взят курс на Мурманск. Только теперь узнали о причине возвращения: в один из двигателей попала металлическая стружка, сработал контрольный датчик. Но на этом нежелание Арктики пускать поисковую экспедицию на Землю Франца-Иосифа не закончилось. Так как прилетели в Мурманск поздно вечером, заправку самолета перенесли на утро. А утром наполз такой туман, что про полет пришлось забыть на целых три дня. Когда же метеоусловия, наконец, наладились, пришла радиограмма  с погранзаставы Нагурское о том, что ледяная взлетная полоса за эти три дня раскисла, и принять большую авиацию они не смогут теперь уже до июля, когда все подсохнет. Все снаряжение пришлось возвращать обратно в Москву. Снова перегрузка ящиков, замена части продуктов и перетряхивание снаряжения.

Итак, вылет назначен на 19 июля. У Романа Буйнова дома оставалась беременная жена с полуторагодовалым сынишкой. Связь с экспедицией  будет поддерживаться через координатора в Москве, жену Евгения Ферштера, который по спутниковому телефону будет надиктовывать ей развитие событий в экспедиции, а до меня в свою очередь известия будут доходить через Валерия Васильевича Кудрявцева, который по семейным обстоятельствам вынужден был остаться в Москве. Представляю, каково ему было оставаться в Москве, столько души, времени и сил вложившему в организацию экспедиции, в полярную подготовку многих ее участников. К тому же он был одним из людей, родивших идею поисковой экспедиции: в 2005 году, он был среди тех, кто ставил памятный крест в честь спасения Альбанова и Конрада на Земле Франца-Иосифа на мысе Флора. Потому, оставаясь в Москве, на самом деле он был ее участником. Характеризуя его, Роман Буйнов мне писал:

«- Кудрявцев, он — что за человек? – спросил я у Лени Радуна перед своей второй экспедицией в Арктику (во время первой Валерий Васильевич «рулил» из Москвы, и мы лично были еще не знакомы).

— Настоящий полковник, сам всё увидишь, — был короткий ответ. Леня всегда давал характеристики людям одной ключевой фразой.

Полковник МЧС запаса. Человек, стремящийся к разумному риску, без которого жизнь считает пресной. Энергичен и напорист в достижении целей. Коммуникабелен и деликатен. Умеет мотивировать коллектив на выполнение задач в сложных условиях экспедиционной деятельности. Первая его экспедиция на север состоялась в 1996 году, после чего увлечение Арктикой переросло в страсть. Во время той экспедиции повторен маршрут полярного исследователя М. М Ермолаева. В ходе экспедиции проведены испытания спецтехники и оборудования по связи и сопровождению конвоев и экспедиционных групп в труднодоступных районах Арктики. С тех пор тысячи страниц текстов про Русский север из архивов, справочников, книг, летописей, заметок, журналов поглотили практически все его свободное будничное время, а экспедиции – почти все отпуска. Перечислю только некоторые его полярные экспедиции, В 1996 году – материковая комбинированная экспедиция по побережью Баренцева моря: Большеземельская тундра, Тиманский кряж, река Белая, река Индига, этнографические исследования ненцев-оленеводов. В 1997 году — морская экспедиция на парусно-моторной яхте по маршруту Нарьян-Мар — Новая Земля — Белушья Губа — пролив Костин Шар — Южное побережье до мыса Саханин. Цель: «Совершенствование системы взаимодействия, связи и взаимного обмена информацией аварийно-спасательных служб министерств, ведомств и организаций, привлекаемых для поиска и спасания людей на море». Проведено апробирование усовершенствованных систем связи поиска и сопровождения объектов в арктических районах, наработка методик выживания автономной группы в экстремальных арктических районах. В 1999 году — заместитель руководителя Морской арктической экспедиции МЧС России на парусно-моторных судах на архипелаг Новая Земля. Пройден путь более 2 тысяч миль: порт Нарьян-Мар — устье р. Печора — южное и юго-западное побережье Новой Земли — остров Баренца – остров Северный Новой Земли.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top