Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Мы хорошо запомнили эти уроки. В связи с этим с первых же часов пребывания на архипелаге Земля Франца-Иосифа нами были установлены круглосуточные вахты, из двух человек каждая, для наблюдения за окрестностями. Вахтенные постоянно обходили территорию лагеря по периметру и менялись каждые два часа. Наша первая встреча с косолапыми: на косогоре появляется весь какой-то нескладный, худосочный белый медведь. Не обращая на нас абсолютно никакого внимания, он с творческим азартом занимается разорением птичьих гнезд на склоне утеса: хоть и в перьях, а как-никак мясо! До мишки еще четыреста-пятьсот метров, поэтому каждый из нас решает свои вопросы, не мешая друг другу, хотя один глаз уже по давней привычке смотрит в сторону опасности. С более близкого расстояния становится ясно, что медведь не одинок: совсем неподалеку «пасется» его мохнатый подельник. Небольшие двухлетки деловито и увлеченно раскапывают камни, ловко вытаскивая из гнезд обезумевших от ужаса люриков и, похоже, совершенно игнорируя наше столь близкое присутствие. Рядом с полярными мародерами, стараясь казаться незаинтересованными, застыли в ожидании своей доли проголодавшиеся чайки. Время от времени их терпение вознаграждалось утерянными объедками с барского стола… Не пройдя и ста метров,  снова останавливаемся, оцепенев от ужаса и восторга: в небольшой засыпанной снегом ложбине лежит огромная медведица. Не заметив ее сразу, мы едва не наступили на нее. Вытянувшись во весь свой огромный рост, медведица томно возлежит на спине, нежась под солнышком на снежной перине. Медленно отступая назад, мы скорее по инерции, нежели осознанно продолжаем нажимать на затворы своих фотоаппаратов. Второй рукой я все-таки придерживаю единственный у нас карабин. Медведица удивленно поворачивает голову в нашу сторону, садится, вытягивает белоснежную шею и угрожающе собирает всю мощь своего прекрасного тела в единый бросок.

Мы срочно ретируемся.

Но постоянное патрулирование вокруг лагеря, как оказадлось, не спало от нападени на него. 26 июля в 12:10 походной поисковой группе по спутнику пришло сообщение о нападении на базовый лагерь белого медведя. Зверь пришел берегом со стороны мыса Ниль и, как его с детства учили родители, с подветренной стороны. С поразительной бесцеремонностью он занялся установкой в нашем лагере своих медвежьих порядков. Медведя в результате отогнали дымом, но было ясно, что эта встреча не последняя: идеальное обоняние позволяет мохнатым полярникам улавливать запахи на расстоянии до тридцати (!) километров, и даже через двухметровый лед они чувствуют нерпу. Еще в первый день нашей вылазки на мыс Ниля, когда мы видели медведей, было ясно, что рано или поздно они непременно будут в лагере…»

Дежуривший в тот день в лагере Михаил Карганов потом рассказывал:

«Оставшиеся в лагере рано утром пошли на другой край бухты установить реперные точки для привязки к местности. Закончив записи утренних медицинских наблюдений за членами экспедиции, я вышел на улицу и пошел за горячей водой в кухню с зубной щеткой в руках. Откинул полог палатки и замер: передо мною стоял медведь. Нависла тягучая пауза, пока в голове принималось решение: ружье лежало здесь же, в кухонной палатке, но позади медведя. С остальным оружием ушла группа. Косолапый с ошеломляющей простотою помыслов хозяйничал в пакете с пищевыми отходами, который и привлек его внимание. «Миролюбиво» разодрав стенку палатки, громыхая консервными банками, медведь стоял ко мне тылом и увлеченный свалившейся на него удачей сразу меня не заметил. Медленно, стараясь не делать резких движений, я начал отступать к своим. Когда расстояние между нами увеличилось метров до пятидесяти, я уже побежал, широко размахивая руками. Услышав мои крики, ребята оставили свое занятие и, приветливо улыбаясь, не особо спеша пошли в мою сторону. Оказывается, они подумали, что я нашел что-то значительное и спешу их порадовать. Но заглянув мне за спину, выражение их лиц тут же поменялось. Они все поняли. Началась напряженная тяжба со зверем за территорию. В ход пошло все, что попадалось под руку: жестянки, дымы, кастрюли, сигнальные ракеты. Наконец, злоумышленника удалось приструнить, и, посрамленный, он все-таки покинул лагерь».

Но обо всем этом я узнал по окончанию экспедиции и почувствовал вину перед мужиками, что не полетел с ними, хотя, может, мое участие в экспедиции  принесло бы больше хлопот, чем пользы.

Вылет на Землю Франца-Иосифа был назначен на 14 июля, возвращение – на первую неделю августа. На самолет «Ан–72» Авиации ФСБ, которым была заброшена на Землю Франца–Иосифа прямо из Подмосковья с дозаправкой в Мурманске экспедиция 2010-го года, нынче рассчитывать не приходилось, взлетно–посадочная полоса на Земле Франца–Иосифа была в очень тяжелом состоянии и не могла принять такой тяжелый самолет. Было решено, осуществить переброску на самолете «Ан–26» из аэропорта  «Талаги» Архангельска, куда он будет переброшен из Воркуты. До Архангельска было решено добираться автотранспортом: лететь туда  рейсовым пассажирским самолетом была исключено: из-за большого груза, оружия, огромного пса Арни, «лучшего друга» белых медведей. Параллельно на Землю Франца–Иосифа, на пограничную заставу «Нагурская», как и в прошлом году, перебрасываются два вертолета Авиации ФСБ. Наверное, я никогда не прощу себе своего решения отказаться от участия в экспедиции, пусть даже в силу сразу нескольких тяжелых обстоятельств, главным из которых было: мечты – мечтами, но ничто не должно помешать успешной работе экспедиции. Но потом появилось еще одно обстоятельство, которое с каждым днем делало мое участие в экспедиции все более невозможным: раскисшая взлетно-посадочная полоса не смогла принять самолет ни 15, ни 16–го, ни 17, ни даже – 19 июля, соответственно, возвращение из Арктики отодвигалось в лучшем случае в конец первой декады августа, а на 22 августа у меня уже давно  был взят авиабилет в Болгарию для досьемок телевизионного документального фильма с пока условным названием «Иван Аксаков и Болгария». А там уже на носу очередной Международный Аксаковский праздник, который я в свое время затеял и который вот уже двадцать с лишним лет отбирает у меня уйму времени, сил и здоровья тоже. И уже сейчас нужно начать готовить  несколько раз по разным причинам откладываемую запланированную на октябрь другую, тоже непростую экспедицию, по всем знакам судьбы и по общему утверждению друзей, – может, главную в моей  жизни: «В Арктике справятся и без тебя, а  эта без тебя может вообще никогда не состояться».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top