Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Кроме того, на побережье бухты, на расстоянии 200 метров от обнаружения останков найдено бревно с признаками сожжения по типу «нодьи» и три фрагмента черепа медведя по внешнему виду аналогичных затылочной кости с признаком разруба топором. Установление принадлежности указанных фрагментов одному животному или нескольким возможно только в лабораторных условиях».

Какие дополнительно сведения дали эти находки? Какие они позволяют сделать выводы?

Представляется возможным предположить, что к тому времени единственно оставшимся в живых из группы Максимова, чьи останки найдены в 2010 году, условно назовем его «Регальдом», топором был убит напавший на него белый медведь. Это нападение  в данном случае было для него счастьем, оно дало ему возможность прожить на этом месте довольно продолжительное время, вглядываясь в море, в надежде на каяк Альбанова, даже в случае, если море было забито битым льдом. Ведь был же открытым пролив, когда Альбанов уплывал к мысу Гранта. Значит, битый лед то прибивало ветром, то, наоборот, уносило в открытое море. Его попытка в одиночку идти дальше верхом, ледником, была безуспешной. Разруб на найденном черепе медведя может объяснить отсутствие винтовки при «Регальде», она вместе с остальными троими могла погибнуть при провале в трещину на первом после мыса Ниль леднике. Но, слабый духом человек, истощенный многомесячным тяжелым путем, вряд ли мог в одиночку убить топором огромного белого медведя, хотя, впрочем, для архангельского помора, каковым был тот же Смиренников, медведи были не в диковинку, они были для них чем-то вроде домашних коров, к тому же чрезвычайные, смертельные обстоятельства придавали дополнительные силы. Но если все-таки допустить, что «Регальд» при помощи топора, обороняясь, справился с напавшим на него медведем, тогда где топор, если даже хорошо сохранились хрупкие листы дневника?

Если же допустить, что в бухте, где были найдены останки человека, какое-то время находилась, преодолев первый ледник, который не представлял особой сложности, по крайней мере, в 2010 и 2011 годах, вся четверка, и медведь был убит все-таки из винтовки, его только добивали или разрубали топором, то, наличие при погибшем или умершем почти всех общих ‘экспедиционных вещей можно объяснить только тем, что четверка после этой бухты попыталась пробиться дальше к мысу Гранта верхом, ледником. Где трое погибли вместе с винтовкой, топором и другими экспедиционными вещами в одной из трещин, и «Регальд» из-за невозможности идти ледником дальше вместе с порученными ему нести экспедиционными вещами вынужден был вернуться в бухту, никакого другого выбора у него не было, и жить здесь хоть в очень малой, но надежде, что Альбанов рано или поздно вернется за ними, если не с мыса Гранта, то позже, с мыса Флоры. Но, достигнув мыса Флоры, Альбанов тяжело заболел, а поплывшего к мысу Гранта Александра Конрада, как потом  и «Св. великомученика Фоку» не пустил забивший пролив битый лед.

Если отчет начальника экспедиции, Олега Продана в ФСБ лаконичен и сух, в нем нет места эмоциям, к тому же сам он не шел на леднику в составе поисковой четверки, а руководил береговой группой, то дневник Романа Буйнова богат эмоциями: «Блуждая по ледовому лабиринту, мы были вынуждены все ближе поджиматься к скалам там, где трещины и разломы были более узкими. Однако здесь ситуация осложнялась тем, что почти все они были забиты снегом очень сомнительной плотности и обнаружить их можно было не всегда вовремя. Тяжелые снежные карнизы зловеще нависали над застывшими ледяными волнами. Впереди ледоколом шел Саша Унтила. Надежный и неприхотливый как автомат Калашникова, бывший заместитель командира отдельного разведбатальона спецназа ВДВ вел группу неторопливо, но уверенно, обозначая на снегу все опасные места ледорубом. Однажды я всего-то на полшага не попал в его след. Удержав девяносто килограммов Сашиного веса, очередной мостик подломился под моими семьюдесятью. Инстинктивно раскинув руки, я повис на краях трещины. Пальцы медленно начали скользить по твердому фирну. Заглянув туда, где должно было быть дно ледяной пасти, невольно зажмурился. Стараясь не делать резких движений, раскорячившись, как Иванушка на лопате у Бабы Яги, я с плохо скрываемой надеждой посмотрел на товарища. Не меняя выражения лица, Саня подошел и одним движением молча выдернул меня за руку». А вот письмо менее эмоционального Александра Унтила на мой вопрос о возможности прохождения группой Максимова ледника до мыса Гранта, оно дает  полное представление об условиях, в каких работали поисковики и могла ли верхом по ледникам пройти группа Максимова:

«Попытавшись пройти в этом году возможным путем группы Максимова, я сделал вывод, что проделать его пешком невозможно, хотя до этого дня свято верил, что нет задач невыполнимых и все во власти человеческого упорства и силы воли. Ходовую группу возглавлял Евгений Левитович Ферштер, поисковик со стажем, автор самой идеи экспедиции и её вдохновитель. На протяжении многих лет он по крупицам собирал сведения, встречался со многими моряками и полярниками, разыскивал координаты потомков экипажа «Святой Анны» и готовил  теоретический материал для поиска. В ходовую группу входил также  врач Роман Петрович Буйнов, опытный скалолаз и альпинист Андрей Скоров и представитель поисково-спасательной службы в моём лице.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top