Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Если в минувший год Виктор Николаевич Звягин работал над найденными нами останками в Москве, то теперь  он лично осмотрел место, где они были найдены, участвовал в поисках черепа. Если ранее он высказывал сомнение в том, достаточно ли качественно мы искали, то в этом году, поработав с нами, он признал – тщательнее и скрупулезнее досмотреть место, чем это сделали мы, невозможно  — ни физически, ни технически. Тонны базальта, глыбы от полкилограмма до сотен килограммов на огромной площади мы ворочали, лед топили, кололи и плавили, таскали, перекапывали и спали по 3–4 часа в сутки.

Череп найти так и не удалось. Нашли клочки волос под камнями, по руслу ручьев. Лежали они вместе со мхом, землей — роговая ткань не тлеет, просто иссыхает.

Множество версий, порой самых неправдоподобных, переработали мы, пытаясь найти ответ на эту загадку. Самое простое и естественное объяснение: голова – наиболее тяжелая и при этом легко отделяемая часть тела. Шейные позвонки имеют довольно слабые связки, мышечная масса шеи не сравнима с мышцами руки или тем более ноги, по отношению к массе и прочности суставной сумки. При оттаивании трупа первым делом оттаивает шея – как самый тонкий по сравнению с головой и туловищем фрагмент. Человеческая голова – это термос, который при жизни защищает мозг, как от механических, так и от тепловых воздействий, при оттаивании же срабатывает обратный эффект. Отделившись от тела, шарообразная голова легко может скатиться по склонам и руслам ручьев в сторону моря.

Вторая версия – медведи. По свидетельствам очевидцев, медведь выедает первым делом наиболее жирные, «калорийные» места. У моржа – подкожный жир, у человека – мозг, это также жировая ткань, тем более и единственная у истощенного до предела человека. Медведь может долго валять голову в попытках разгрызть, укатив при этом на приличное расстояние. После разгрызания черепа взрослый хищник вполне может съесть мозг вместе с фрагментами плоских костей, остальное растащили птицы и песцы…»

Так-то оно так, но практически сохранился целым скелет, словно за 96 лет его никто не трогал. Может быть, действительно все эти годы он лежал вмерзший в лед?..

Экспедиция закончила свою работу, но все-таки есть надежда, что окончательная точка в поиске береговой группы Альбанова не поставлена.

Как и не поставлена последняя точка в разгадке гибели самой шхуны «Св. Анна» и оставшегося на ней экипажа. «Есть еще надежда, — пишет Александр Унтила, — что тогда, сто лет назад, к одному из 200 островов архипелага Зеемля Франца-Иосифа, или к северной безлюдной части Шпицбергена все-таки прибило течениями «Св. Анну». Стоит она себе в тихой бухте или фиорде – обледеневшая, величественная, полная тайн и открытий, и ждет своего исследователя».

Сенсационные находки на мысе Ниль Земли Франца-Иосифа — через 96 лет после полярной трагедии! — не исключают такой надежды…

А на днях я получил письмо от известного моряка и писателя Николая Черкашина, в свое время не обратившего должного внимания на рулевое колесо в одном из кабачков немецкого городка Штральзунда: «Я не прекращаю своих поисков. И, может быть, нам всем что-то откроется в юбилейном 2012 году. Недавно я снова побывал в Штральзунде. Искал этот ресторанчик, но безуспешно. За прошедшие двадцать лет припортовый район, как и сам город, сильно изменился. Кляну себя за то, что сразу не записал название и адрес этого места. Зашли мы туда случайно, шли мимо и заглянули на полчасика — дух перевести. И друзей своих спрашивал еще лет десять назад — не помнят. Но поиски не прекращаю».

Есть надежда, что не поставлена последняя точка в попытке разгадки судьбы почты, которую Валериан Альбанов нес или не нес на теплую землю, если, конечно, он нес ее.

Несомненно одно, что с каждым годом возрастает интерес к этой трагической русской полярной экспедиции, как и возрастает интерес к личности Валериана Альбанова. Прежде всего, как к человеку невероятного мужества. Еще раз вспомним, что он собирался в ледовый поход, примером в котором ему был великий Нансен, — один! И, без сомнения, он преодолел бы четырехсоткилометровый путь по дрейфующему льду к островам Земли Франца-Иосифа в более короткое время.

Помимо загадки исчезновения почты, которую В.И. Альбанов нес на Большую Землю, есть еще одна вроде и не загадка, но вокруг чего время от времени   «запечные» исследователи полярной трагедии с прокурорскими наклонностями начинают плести паутину: не бросил ли своих спутников специально В. И.Альбанов на мысе Ниль? Теперь у «прокуроров» вроде бы даже появились козыри: поисковая экспедиция под jруководством О. Продана доказала, что до мыса Гранта они не могли пробиться, только если по существовавшему тогда ледовому припаю. Хотя никакой загадки тут нет: В. И. Альбанов торопился (а они, наоборот, не торопились) к мысу Флора, чтобы убедиться, что база Джексона существует, а потом вернуться за ними. Но потом в результате чрезвычайного переутомления В. И. Альбанов заболел, Потом Конрад плавал, но не смог пробиться из-за прибитых к мысу Гранта  льдов. Когда пришел «Св. Фоки», поднявшись на его борт, В. И. Альбано первым делом попросил помочь в поиске пропавших. Но вот тут какая загвоздка. По возвращении в Архангельск В. И. Альбанов посетил редакцию одноименной газеты. С его слов газета напечатала следующее, если, конечно, журналисты точно передали им сказанное, даже не из-за злого умысла, а не придав этому серьезного значения:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top