Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

— Это не так просто, — вздохнул Евгений Константинович, — включить в план государственной структуры такую экспедицию. Это, во-первых. А во-вторых, тут нужен человек неравнодушный. Признаюсь, до Вас я говорил на эту тему с Дмитрием Шпаро, но он готовится к новому походу к полюсу. Я обещаю всеобъемлющую помощь. Подумайте, обмозгуйте вместе с Валентином Ивановичем, где-нибудь через месяц предлагаю встретиться.

И Валентин Иванович Аккуратов начал потихоньку, помаленьку обрабатывать меня:

— Подумайте: у него огромный авторитет. Один из четверых папаницев. Герой Советского Союза, не просто депутат, а член Президиума Верховного Совета СССР, стоит ему, куда позвонить, все пойдут навстречу.

Тем не менее, поразмыслив, я твердо решил отказаться. Согласиться на такое мог только человек, никогда не сталкивающийся с организацией какой-либо, даже малой экспедиции. А за моими плечами в ряду других была организация экспедиции в крупнейщую пещерную систему Урала  пропасть Кутук-Сумган, за первоисследование которой министерством геологии СССР я, 21-летний, был награжден почетным знаком «Отличник разведки недр». О сложности этой пещеры говорит факт, что в следующей экспедиции в эту пропасть, спелеологов МГУ, было двое погибших. К сожалению, список трагедий в пропасти на этом не остановился. (Ровно через 50 лет после первого спуска в 2015 году при помощи спасателей МЧС я снова спущусь в эту пропасть). Потому я хорошо представлял всю сложность организации предлагаемой Е. К. Федоровым экспедиции и твердо решил отказаться. Если уж отказался Дмитрий Шпаро, организовавший несколько сверхсложных полярных экспедиций. Но случилось так, что отказаться я не успел, вскоре Евгений Константинович умер, и мой отказ повис в воздухе…

Одному организовать такую экспедицию действительно было не только не по силам, а невозможно, я посоветовался со своими друзьями: уже тогда известным хирургом-офтальмологом, мастером спорта по туризму Эрнстом Мулдашевым, который, отказавшись от запланированного похода, кажется, на Саяны, согласился разделить со мной руководство экспедицией, и доцентом Уфимского авиационного института Юрием Лобановым. В оргкомитет экспедиции вошли газета «Советская Башкирия» и одна из лучших и честных газет того времени — «Советская Россия», в отличие от «Комсомольской правды» в «перестроечное» время опустившейся до уровня грязной желтой газетенки. В «Советской России» экспедиционными делами поручили заниматься обозревателю Светлане Алексеевне Степуниной, чему мы не очень обрадовались, потому как в этой роли ожидали увидеть, попросту говоря, мужика. Но ее организаторским способностям позавидовал бы любой мужик. В результате общих усилий в состав экспедиции вошли инженер-конструктор, ведущий инженер отдела летных испытаний и эксплуатации Запорожского МКБ «Прогресс», участвующий в обеспечении и в полетах по испытаниям силовых установок на самолетах Ил-18, Ан-12, Ту-16 ЛЛ, Ан-72, Ан-74, Ил-76 ЛЛ, Ан-124, Ан-225 — в Летно-испытательном институте им. Громова, в научно-исследовательском институте ВВС, в НИИ гражданской авиации, в знаменитой фирме  «Антонов», мастер спорта по альпинизму, за плечами которого было несколько грозных вершин-семитысячников, В. И. Елецкий Несколько лет до этого он после многолетних поисков наконец нашел могилу без вести пропавшего в августе 1941 года отца, комиссара стрелкового полка. Теперь он в короткое отпускное время летел искать без вести пропавшего Леваневского. Отложил ради экспедиции защиту диссертации ведущий инженер по подводным исследованиям Всесоюзного НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии В. Б. Муравьев. В экспедицию вошли специалисты разного профиля из Москвы, Баку, Керчи. Свердловска, Мирного, Якутска – все отправлялись в экспедицию в свой отпуск. Перед этим в сложных зимних условиях специалистами предприятия «Якутскгеология» была проведена электромагнитная съемка озера. Мы получили подводную телекамеру, большую редкость по тем временам, которая на время нашей экспедиции была снята с экспедиционного корабля Академии Наук СССР «Витязь». Активно подключился к организации экспедиции журналист Ю. П. Сальников, без преувеличения сказать, положивший жизнь на разгадку обстоятельств и места гибели самолета Леваневского, автор вышедшей за год до этого книги «Жизнь, отданная Арктике».

Мы еще не вылетели в экспедицию, как столкнулись с тем, что раздались голоса: надо ли искать? Тот ли человек Леваневский, которого надо искать? На что расточительно расходуются государственные деньги, хотя в организацию экспедиции не было вложено ни копейки государственных средств? Как я уже говорил выше, измышления на эту тему появились даже в газете «Советская культура».

Мы были к этому не готовы и остро переживали, Это сейчас я просто усмехнулся бы.

Но больше было таких людей, как легендарный вертолетчик, заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза В. П. Колошенко, всячески способствовавший экспедиции и готовый вертолетом «Ми-26» выдернуть» со дна озера самолет, если  водолазы надежно «спеленают» его и подадут наверх трос. (Василий Петрович будет всячески способствовалть организации экспедиции на Землю Франца-Иосифа в 2010 году по следам группы Валериана Альбанова, когда были сделаны сенсационные находки, достаточно сказать, что его учеником был начальник управления авиации ФСБ Герой России генерал-лейтенант Н. Ф. Гаврилов, один и з главных организаторов экспедиции. Василий Петрович умер 17 февраля 2015 года в возрасте 93 лет на руках у дочери в Швейцарии и похоронен, как сказал, тяжело вздохнув, сообщивший мне об этом Николай Федорович Гаврилов, — по семейным обстоятельствам, — на местном кладбище общины Женолье кантона Во. Да, конечно, последние годы он вынужден был жить вдали от Родины, у работающей в Швейцарии в одном из наших представительств дочери, но горечь подкатывает к горлу, что легендарный вертолетчик, чье значение в вертолетной авиации равно, наверное, только значению М. М. Громова в классической авиации, покоится в чужой земле). Больше было таких людей, как генеральный конструктор КБ им. О. К. Антонова в Киеве II. В. Балабуев. Когда Ю. П. Сальников в кулуарах XXVI съезда КПСС подошел к нему и рассказал о нуждах экспедиции, он коротко бросил: «Я понял вас!» и предоставил для переброски участников экспедиции и грузов в Якутск военно-транспортный «АН-12». Больше таких людей, как командир «АН-12», заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза Ю. В. Курлин, готовый при необходимости посадить самолет со следующей экспедицией прямо на лед озера в ходе полярных испытаний новой машины. Юрий Владимирович летел с нами не потому, что ему приказали, он вызвался сам, он был учеником летчика-испытателя Героя Советского Союза А. Н. Грацианского, а Грацианский, провожавший его ныне в полет, учеником и другом С. А. Леваневского.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top