Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

В августе 1999 г. автор этих строк участвовал в исследовании «фюзеляжа» на шельфе в заливе Кэмден-Бей на Аляске, в экспедиции опытного полярного пилота и бизнесмена Рональда Ширдауна из Анкориджа. В итоге были обнаружены остатки китобойной шхуны 1913 года. Рональд Ширдаун ранее искал самолет Леваневского на Баффиновой Земле, поскольку был уверен, что, оказавшись в сложном положении с перерасходом топлива, после отказа мотора за полюсом Леваневский должен был пойти над островами Канадского архипелага.

Известно, что отрывочные радиограммы на частотах «РЛ» принимались около полутора месяцев после исчезновения Н-209. Но почему-то принято считать, что радиограмма № 19 от 13 августа в 14 часов 49 минуты об отказе мотора была… последней разборчивой.

В Российском Государственном архиве экономики, в фонде Главного управления Северного морского пути содержится переписка Управления полярных станций СМП с экипажами самолетов по перелету Леваневского, Чкалова… Ниже приведено содержание радиограмм с борта Н-209, обнаруженных в ЦГАНХ СССР и приведенных в книге московского киножурналиста Ю. П. Сальникова «Жизнь, отданная Арктике» [3], а также найденных и опубликованных М. А. Чвановым, М. А. Ильвесом, В. Псаломщиковым. Однако, некоторые из радиограмм, переданных в Москву, в Cевероморпуть, почему-то не были обнародованы. Анализ информации этих ключевых радиограмм позволяет определить график перелета и район места вынужденной посадки и стоянки самолета Леваневского, откуда полтора месяца шли радиограммы  с позывными «РЛ».

Радиограммы с борта Н-209:

13 августа 1937 г.:13 ч. 40 мин.: «Пролетаем полюс. Достался он нам трудно. От середины Баренцева моря все время мощная облачность. Высота 6000 м., температура минус 35. …Сильный встречный ветер — до 100 км/час. …Все в порядке».

За 19 часов 25 минут полета к полюсу самолет ДБ-А Н-209 прошел около 4000 км. со средней путевой скоростью полета около 200 км/час.

13 августа, по микрофону: «Аварийная. Высота 6200, отказал правый крайний мотор, снижаемся, входим в облачность, обледеневаем».

13 августа в 14 ч. 32 мин. мск, в Тикси, ключом, приняли: «Крайний правый мотор выбыл из строя из-за порчи маслопровода. Высота 4600. Идем в сплошной облачности. Ждите. Леваневский».

В 20 часов 17 минут перелета, через 52 мин. после полюса, в 100 — 110 км. за полюсом. штаб перелета Н-209, ввиду опасности обледенения, предложил снизиться до 2000 м. и перейти на трехмоторный полет, с работающим на малом режиме первым мотором.

13 августа в 14 ч. 49 мин. по Москве, на 20 часу 34 мин перелета, в Анкоридже приняли 3-ю аварийную радиограмму: «Отказал правый крайний из-за маслосистемы. Идем на трех, тяжело. Идем в сплошных облаках. Высота 3600. 48 3400 92. Леваневский». Что означает: «предполагаем совершить посадку в… 3400.

Полет происходит с креном или скольжением. Через 17 мин., оценив сложившуюся ситуацию, экипаж Н-209 сообщил кодом: «48 3400» — расчетный район и время предполагаемой вынужденной посадки по минимуму топлива. Штурман Виктор Левченко, оценив количество топлива на борту, подсчитал, что сигнал резервного остатка топлива должен сработать в 00 часов по Москве 14 августа, т. е. через 29 часов 45 минут полета после старта. Это соответствует 29 часам расчетной продолжительности перелета. На борту понимали, что после отказа четвертого мотора на 20-ом часу 17-ой минуте перелета располагаемая продолжительность полета Н-209 составляет около 9 часов. При путевой скорости трехмоторного полета с авторотирующим винтом отказавшего мотора не более 110 км/час располагаемая дальность полета Н-209 составляет не более 1000 км. От места отказа мотора в 100-110 км. за полюсом (89-й градус северной широты), до побережья Аляски, на 70-й широте – около 2000 км.. До ближайшего острова Канадской Арктики острова Элсмир – 760 км.. Единственно верным решением экипажа Н-209 представляется – полет к ближайшей земле – островам Канадского архипелага, с надеждой на удачное вынужденное приземление на береговой полосе острова, вместо посадки на лед в торосах или на воду в океане.

13 августа в 15 ч. 58 мин по Москве якутская радиостанция приняла «РЛ» самолета Н-209: «Все в порядке. Слышимость Р-1». В 17 час 53 мин по Москве на мысе Шмидта приняли: «Как вы меня слышите? РЛ. Ждите…» То есть, спустя 3,5 часа после отказа мотора полет Н-209 продолжался.

13 августа около 22 часов по Москве на радиостанции Главсевморпути в Якутске радист Ф.М. Пилясов принял «РЛ»: «Идем на трех, снизились, вижу ледяные горы».

Если допустить невероятное, что Ф. М. Пилясов что-то напутал или даже радиограмму придумал, то известно, что такую же радиограмму 13 августа принял радиолюбитель Пастухов в Иркутске. В середине 1970-х годов он рассказал об этом геофизику из Ленинграда кандидату физико-математических наук Псаломщикову. Как и Пилясов, Пастухов сразу передал содержание радиограммы в Москву, оба получили благодарность. Но, в официальные сообщения эта радиограмма почему-то не вошла.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top