Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

И тут мы подходим к главному, по крайней мере, для меня в статье А. Н. Зобнина.

Все, как бы, между прочим, не более, как о любопытном факте, не имеющем сколько-нибудь важного значения для анализа причин гибели «Св. Анны», вспоминают корабль под именем «Пандора» (кому пришло в голову назвать корабль таким именем?!), в память о котором другое судно, «Ньюпорт», было переименовано в «Пандору II», которая потом станет, перейдя в в другие руки, «Бленкатрой», чтобы в конце концов стать «Св. Анной». Ну, назвали – и назвали, что из этого, бывает… Но что это было за судно и какова его судьба? Никто, по незнанию или не придавая тому значения, не упоминает о том, что «Пандора» была одного типа и одного класса с «Пандорой II», то есть, по сути, являлась ее близнецом, в чем нетрудно убедиться, сравнив их фотографии, и что «Пандора» со временем была переименовав в «Жаннету», и это корне меняет порядок многих рассуждений и выводов. Но обратимся к А. Н. Зобнину, который, кажется, первый, кто расставил в этом вопросе точки над «i»:

«Обратимся в первую очередь к списку судов Филомель (или Рейнджер) класса (1859) Британского Королевского флота, Уильяма Лони.

7 февраля 1861 года с верфи ВМС Британии «Пемброук Док» в Уэльсе на воду был спущен корабль, новейшего по тем временам класса Филомель. Послу установки орудий судно вошло в состав Королевского флота в качестве канонерки с именем «Пандора». Через 4 года, 20 июля 1867, года с названием «Ньюпорт» было спущено на воду другое судно этого класса и в апреле 1868 года введено в состав исследовательских судов морского министерства.

«Филомель» имел две разновидности парусного вооружения. Так на  «Пандоре» были установлены реи и прямые паруса на грот и фок мачтах, и классифицировалась она как барк, у «Ньюпорта» реи, и прямые паруса были только на фок мачте, и классифицировался он как баркентина. Здесь важно отметить, что других отличий корабли этого класса не имели. 13 января 1875 года «Пандору», вывели из состава Королевских ВМС, Спустя 12 лет, в начале 1887 года ее продали американской арктической экспедиции лейтенанта Де Лонга для похода к Северному полюсу. Летом того же года барк осветили с новым именем «Жаннетта». Для плавания в арктических морях внутри корпуса «Жаннетты», ниже ватерлинии, была сделана дополнительная обшивка из дубовых брусьев и установлены специальные фермы. Но эти, как считалось, достаточные меры, как оказалось, не смогли уберечь корабль от ледового сжатия. Еще во время первой зимовки корпус дал течь. А летом 1881 года произошло то, что самым убедительным образом показало недостатки  конструкции корабля для ледового плавания.

Анализируя трагический исход экспедиции Де Лонга, ее участник, руководитель выжившей группы, инженер Джордж У. Мелвилл  отмечал, что для арктического плавания в тяжелой ледовой обстановке «Жаннетта» была совершенно  не пригодна. Впоследствии он разработал и обосновал свой проект полярного судна с обводами, позволяющими направить силу льда под днище корабля. В этом случае судно было бы вытолкнуто на поверхность льда. Несколько позже эту идею, уже как свою, выдвинет Ф. Нансен, и успешно воплотит ее в жизнь.

Короткий экскурс в историю экспедиции Де Лонга, конечно же, не случаен, он дает ответы на многие вопросы, касающиеся исчезнувшей экспедиции лейтенанта Г. Брусилова. Но для этого вернемся к канонерке «Ньюпорт», которая позже стала «Св. Анной». Таким образом, если сопоставить материалы гибели «Жаннетты» с обстоятельствами исчезновения «Святой Анны», и, учитывая абсолютно одинаковые конструкции их корпусов, можно окончательно опровергнуть мнение Александра Конрада и сделать  убедительное заключение, что судно экспедиции Г. Брусилова было раздавлено льдом и затонуло летом 1914 года, точно так же, как это произошло с «Жаннеттой» 23 года назад. Кстати, Валериан Альбанов не исключал такого варианта гибели полюбившегося ему корабля: «…в холодную, бурную, полярную ночь, когда кругом завывает метель, когда не видно ни луны, ни звезд, ни северного сияния, ты внезапно будешь грубо пробуждена от сна ужасным треском, злобным визгом, шипением и содроганием твоего спокойного до сего времени ложа; с грохотом полетят вниз твои мачты, стеньги и реи, ломаясь сами и ломая все на палубе? В предсмертных конвульсиях затрещат, ломаясь, все суставы твои и через некоторое время лишь кучи бесформенных обломков да лишний свежий ледяной холм укажут твою могилу. Вьюга будет петь над тобой погребальную песню, и скоро запорошит свежим снегом место катастрофы. А у ближайших ропаков кучка людей в темноте будет в отчаянии спасать, что можно, из своего имущества, все еще хватаясь за жизнь, все еще не теряя надежды…».

Итак, первым звеном в цепи трагических событий экспедиции Г. Брусилова стала гибель судна. Но что стало с людьми? Георгий Львович не понаслышке знал о том, что произошло с экспедицией Де Лонга. Поэтому сомнений в том, что оставшиеся на борту «Святой Анны», попав в тяжелую ледовую обстановку, сумели подготовиться к гибели судна, не много. Ф. Нансен в 1897 году в своем обосновании Трансарктического дрейфа, помимо всего прочего, писал: «Судно, не выдержавшее сжатия, не может все-таки затонуть так скоро, чтобы люди не успели перебраться со всем снаряжением и продовольствием на крепкую, заранее намеченную для этого льдину».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top