Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Вечером на базе военные пилоты опять «порадовали» нас очередным решением командования: им приказано находиться на земле еще 4 или 5 дней, до окончания саммита (который еще и не начался). Военные летчики впали кто в анабиоз, кто — в летаргию, ибо больше делать там было решительно нечего. Мы же не имели никакого отношения ни к военным вертолетам, ни к саммиту – поэтому приняли свое решение: завтра самостоятельно без сопровождения вылететь на закладку буев…

Утром 7 апреля мы вчетвером взлетели с аэродрома. Прикованные «решением командования» к Земле, военные летчики печально провожали нас, не вставая с кроватей (мы с Димой ночевали в одном кубрике с комэска и штурманом эскадрильи). Кроме четырех человек и запаса топлива на 6.5 часов на борту находились наши с Димой НАЗы, некоторый инструмент и три буя килограммов по 10-15 каждый. Вертолет взлетал тяжело, несмотря на плотный морозный воздух и довольно сильный встречный ветер. Мы направились сразу в открытое море и примерно через два часа совершили первую посадку на лед. Борт сидит на льдине, и путевая скорость составляет 600 метров в час!!! Кстати, несло нас в сторону базы.

Мы заложили все три радиобуя в разных точках океана и вдруг обнаружили, что отказал насос, перекачивающий топливо из дополнительного бака в основной. Топлива у нас оставалось достаточно, но воспользоваться им мы не могли. Командир Ракитский принял решение лететь на остров Рудольфа, где мы накануне видели заброшенную полярную станцию – все же решать проблему на земле, да еще и возле остатков жилья, комфортнее, чем на дрейфующей льдине в Северном Ледовитом океане. После приземления мы посчитали, что для гарантированного возвращения на аэродром нам необходимо перелить в основной бак не менее 60 литров керосина. Для этого на борту нашлась только 0.5-литровая пластиковая бутылка из под минеральной воды. Сливать топливо из дополнительного бака нам пришлось «самотеком» через указатель уровня – прозрачную «клистирную» трубку внутренним диаметром около 5 мм. Все это при температуре -22С и ветре около 20 м/сек. в жесткую пургу. Наполнение одной бутылки занимало 1 минуту плюс обежать вокруг вертолета, открыть горловину бака, выплеснуть керосин, закрыть горловину бака и вернуть бутылку на левый борт. Даже оставить горловину открытой было нельзя — снег тут же устремлялся туда как в пылесос. Простой арифметический расчет показал: нам понадобится не менее 120 минут или 2 часов для выполнения задачи. Мы позвонили на аэродром и доложили, что у нас все в порядке – просто мы подсели немного прогуляться. Всем четверым с одной бутылкой делать было нечего, поэтому Олег пошел осматривать зимовку – и вернулся с 5-литровой пластиковой бутылкой из-под питьевой воды! Она заполнялась целых 10 минут, и в это время мы могли вынуть руки из пропитанных керосином перчаток и погреть их в рукавах или за пазухой! Вторую 10-минутную паузу использовал Дима. Он пошел на зимовку и вернулся с куском достаточно толстого резинового шланга. Теперь дело пошло бодрее: мы заливали в основной бак 5 литров керосина каждые две минуты!

В общем, часа через полтора мы с Димой решили, что топлива до аэродрома нам точно хватит – и сразу после запуска двигателя включили в салоне печку на полную мощность, надо было согреться. За этот день мы налетали 5.8 часов и слегка отморозили пальцы на руках – но задачу экспедиции выполнили!

А военные вертолетчики продолжали нести свою службу на земле в ожидании прибытия на остров высоких гостей… Без них возвращаться в Воркуту мы не могли (нас просто не заправили бы по пути), а Северный полюс был в каких-то 1050 км. от нас. Конечно, упускать такую возможность мы не имели права. Мы знали, что возле полюса недавно открылся временный ледовый аэродром Барнео. Созвонились с администрацией аэродрома еще в Москве и договорились о покупке горючего по 3,250 евро за бочку, через Москву подали план-заявку и долго не могли уснуть, ведь, наверное, каждый пилот мечтает хоть раз в жизни посадить свое воздушное судно на Полюс Земли.

Утром 8 апреля мы с Димой и Олег Продан взлетели на север. Военные вертолетчики тепло и, как мне показалось, немного с завистью пожелали нам удачи. Комэска Сережа Кирюшкин сказал: «Миша, если что, даже если меня выгонят из армии, я к вам прилечу — звоните!» Нам предстояло подняться по глобусу более чем на 9 градусов – и затем безопасно вернуться назад. Погода в этот день была как по заказу, только ветер оказался встречным. С учетом вчерашнего опыта мы взяли с собой два новых насоса для перекачки керосина и надеялись, что других сюрпризов уже не будет.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top