Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Вскоре остров накрыл циклон, который стремился опередить Олег, и, как через несколько дней заявили агентству «Интерфакс-Урал» в пресс-службе Следственного комитета, следователи все еще не могут попасть на место происшествия из-за метеоусловий: «Следователи готовы, ждут отмашку, но погода пока нелетная, как только ситуация изменится, они на вертолетах вылетят на остров». Согласно информации на сайте Международного авиационного комитета, МАК также сформировал комиссию по расследованию авиапроисществия».

Еще целую неделю следователи из-за непогоды не могли добраться до места трагедии.

А виновных нет!

На самом деле нет!

Никто Олега Продана в Арктику рисковать жизнью не посылал, никто не обязан был ему помогать, потому как оказалось, что искать без вести пропавших — его личное, частное дело. Мало того, он отправился в экспедицию, взяв административный отпуск, чтобы, может, в случае чего, никого не могли определить в виновные.

Кстати, никто не был виноват и в гибели «Св. Анны», потому как Брусилова в экспедицию никто не посылал. Это было сугубо его и его родственников частным делом.

Если все-таки кто-то виновен в катастрофе на острове Белом, то только один Олег Продан. Что не мог спокойно жить, не давал спокойно жить другим. Будоражил совесть людей, которые ни в чем не были виноваты перед погибшими более века назад. Многих это почему-то раздражало…

Через день по электронной почте пришло письмо от жены и верной помощницы Олега во всех его делах, в том числе экспедиционных, Марины Анатольевны, через которую я поддерживал с ним связь во время экспедиций 2010 и 2011 годов. Не зная, что я в основном уже все знаю, она писала:

«Михаил Андреевич, здравствуйте! Олег Продан погиб во время экспедиции по установке буев на координаты «Святой Анны». Это случилось в ночь с 18 на 19 апреля на острове Белый. Жесткая посадка… — Дальше она пишет об Олеге, как о живом: — Олег вместе с погибшими товарищами должны вылететь из Салехарда в субботу. В Домодедово они должны прилететь в 10.00 субботы. В воскресенье с 10-00 до 12-30 будет прощание с погибшими (Алексеем Фроловым, Михаилом Фарихом, Олегом Проданом) в зале прощаний на Троекуровском кладбище Москвы. В воскресенье в 13-00 в храме при Академии ФСБ России на Мичуринском, 70 будет отпевание Олега. Там большой зал. Похороны будут происходить в Рыбинске, там, где похоронены мама и папа Олега. Это будет уже в понедельник. В понедельник, в 14-00 — прощание в ритуальном зале по адресу: г. Рыбинск, ул. Софийская, д. 69, в 14-30 — похороны на Рыбинском кладбище (рядом с въездом из Ярославля), в 15-00 — поминки в столовой Рыбинского приборостроительного завода — там Олег начинал свою трудовую жизнь в конструкторском бюро.

Всего доброго!

Марина (жена и зам)».

Письмо без каких-либо эмоций, похожее на сухой, почти официальный доклад заместителя, сменившего у руля корабля погибшего на боевом посту капитана.

Следом пришло письмо от Романа Буйнова:

«Прийти в себя пока удается не очень. Даже когда стоял у гроба — не верил. Прощались на Троекуровском кладбище. Приезжали Гаврилов и Чилингаров. Потом в храм, а оттуда Марина повезла его в Рыбинск. Вчера там и захоронен. Чилингаров в своей речи обещал продолжить поиски «Св. Анны», ну мы-то понимаем…»

Позже пришло письмо от А. Н. Зобнина:

«Совершенно случайно открыл свой почтовый ящик в майл.ру, которым не пользуюсь уже давно. И вот только сегодня увидел ваше письмо.

Гибель Олега Продана и его спутников — да, это еще одна трагическая страница в истории освоения и изучения Арктики. Но, в отличие от событий вековой давности, эта потеря близкая. Вечная им память!

По возможным поискам группы Брусилова и дальнейшего направления дрейфа «Святой Анны» мы с ребятами (первой группы О. Продана) устраивали почти селекторное совещание по почте, когда каждое письмо рассылалось сразу всем и высказывались самые разнообразные мысли о направлениях дальнейшей работы. Тогда я писал им, что разовая установка радиобуев вряд ли даст полную картину дрейфа льдов в этом районе Арктики и передал им выход на сайт, где представлены многолетние исследования МПАБ (Международной Программы Арктических Буёв).

Но установить своими руками буи в точке на широте 83°18´ N и в нескольких минутах от 60-го меридиана на восток, где шхуна находилась 14 апреля 1914 года, это, конечно же, была очень увлекательная затея, правда больше с романтическим оттенком, нежели научным. Но в любом случае это еще один шаг в поиске.

Признаюсь, была зависть, хорошая добрая зависть…. встать на лед в точке «Святой Анны»…. Как не позавидовать!

Мечтали многие, но осуществил это Олег Леонидович.

Судьба подарила ему возможность оставить свой след в истории Арктики. Правда, заплатил он за это самой дорогой ценой.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top