Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

В отличие от танкеров класса Arc5, «Штурман Альбанов» может двигаться во льдах самостоятельно по каналу, предварительно подготовленному атомным ледоколом. Корпус танкера изготовлен из специальной высокопрочной и устойчивой к низким температурам стали, увеличена толщина стенок. Судно оборудовано носовым погрузочным устройством, позволяющим присоединять, удерживать танкер и принимать нефть с терминала «Ворота Арктики».

Без сопровождения ледокола судно может преодолевать лед до 1,4 м. толщиной носом и до 1,8 м. кормой. Танкер оборудован винторулевыми колонками, способными вращаться на 360 градусов вокруг своей оси.

 

И еще: незадолго до трагедии на острове Белом я обнаружил в электронной почте письмо Сергея Филатова, сотрудника общественного фонда «Возрождение Тобольска», возглавляемого моим близким другом А. Г. Елфимоым: «Мы готовим очередной том из серии «Тобольск и вся Сибирь», посвященный освоению Северного морского пути. С Вашего позволения мы намерены опубликовать отрывок из  Вашего романа-поиска «Загадка штурмана Альбанова», так как Валериан Иванович Альбанов оставил заметный след в освоении Обско-Енисейского бассейна. Нам прислала интересный материал, касающиеся истории «Св. Анны» родственница Ерминии Александровны Жданко Ирина Васильевна Ходкина. Нам кажется, что Вас он должен заинтересовать. Переслать Вам его?» Я в то время уверенный, что больше не вернусь к теме «Св. Анны», откликнулся без особого энтузиазма: «Пришлите!» Более того, я боялся, что тема «Св. Анны» снова отвлечет меня, как я считал, от ныне главных для меня дел, да и, честно говоря, я думал, что вряд ли я могу узнать из этого материала что-то новое.

Мало сказать, что присланный материал оказался интересным. Он был чрезвычайно интересным. Автор его писала о себе: «Я родилась в Москве; окончила в 1960 году биологический факультет МГУ. По специальности — морской биолог. Работала сначала в Мурманском Морском биологическом институте АН СССР в Дальних Зеленцах, на берегу Баренцева моря, а затем на биологическом факультете МГУ. Изучала глубоководных морских беспозвоночных. В последние годы много работала с семейным архивом. Поскольку моя мама, Татьяна Александровна Жданко была сводной сестрой Ерминии Александровны Жданко и родственницей Георгия Львовича Брусилова, в этом архиве нашлось множество писем, документов и фотографий, касающихся полярной экспедиции 1912 года Георгия Брусилова. Публикация этих материалов позволила бы заинтересованным читателям подробнее узнать о подготовке экспедиции и ближе познакомится с ее участниками».

Остается только жалеть, что этот материал  — прежде всего, глубокое исследование переплетающихся между собой родословных Г. Л. Брусилова и Е. А. Жданко, их взаимоотношений, деталей и обстоятельств подготовки экспедиции, в том числе психологических, появился только сейчас, а не несколько десятилетий назад, на всплеске интереса к этой трагической экспедиции. Он позволил  бы избежать многих неточностей, догадок, предположений, недоразумений и порой основанных на них не домыслов и вымыслов.

Исследование отвечает на некоторые мучающих многих, в том числе в свое время и меня, вопросы. Все гадали  и до сих пор гадают о возможных причинах ссоры между Брусиловым и Альбановым. Мне, например, многое говорит о характере Г. Л. Брусилова неизвестный и приведенный И. В. Ходкиной факт из биографии Г. Л. Брусилова, касающийся его участия в Северной экспедиции, потом преобразованной в Гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана. Он стремится попасть на ледокол «Вайгач», но назначение по какой-то причине затягивалось, о чем он писал матери 23 сентября 2010 года: «…мое дело с назначением на „Вайгач” пока не решилось». В конце концов в ноябре он был назначен на «Вайгач» вахтенным начальником, но уже во время  плавании по его просьбе переводится на ледокол «Таймыр», потому что он не сошелся характером с капитаном «Вайгача», к тому времени уже выдающимся полярным исследователем, обладающим непререкаемым авторитетом, А. В. Колчаком, оказавшимся, по утверждению Г. Л. Брусилова, «жестоким и крайне неприятным» для него человеком.

Исследование И. В. Ходкиной окончательно закрывает полуфантастическую гипотезу, основанную на письме Н. Г. Молчанюк, присланном в свое время в журнал «Вокруг света» что по рассказам ее родственников в 1939 году приезжала в Ригу Эрмина Жданко с сыном, она же Брусилова, что дало повод родиться гипотезе, что «Св. Анна» рано или поздно вышла на чистую воду, и находились энтузиасты, готовые искать могилу Ерминии Александровны Жданко-Брусиловой на русских кладбищах юга Франции, прежде всего, в Ницце. Как пишет И. В. Ходкина, «между родственниками Мимы и Ниной Георгиевной Молчанюк завязалась длительная оживленная переписка, которая, разрешив эту загадку». Да, действительно существовала Эрмина Жданко, которая в 1939 году с сыном приезжала в Ригу, но это была дальняя родственница Ерминии Александровны Жданко.

Многие годы ломали копья относительно судьбы почты, писем, которые Валериан Альбанов якобы нес с собой, но почему-то не донес, и это накладывало на него целую вереницу подозрений, выводов, что он не был заинтересован, чтобы они дошли до адресатов, потому что могли таить в себе какую-то, может быть, даже кровавую тайну, вплоть до того, что Альбанов ушел с корабля перестреляв команду и, заметая следы, сжег судно. А Конрад, будучи невольным соучастником преступления, вынужден был до смерти хранить эту тайну. Для Ирины Васильевны Ходкиной в этом нет никакой тайны. Она твердо уверена, что никаких писем он не нес, и объясняет это утверждение очень просто. Она обращает в записках Альбанова на один очень важный факт, который, словно зомбированные, не замечали многие: Валериан Альбанов повествует, что все перед его уходом с судна «пишут с утра до вечера вот уже целую неделю? Мне иногда становится страшно: каких размеров, какого веса дадут они нам почту отсюда в тот далекий мир, где люди живут и настоящим, а не только прошедшим и будущим, как у нас на «Св. Анне». Но, к моему удивлению, почта оказалась очень невелика, не более 5 фунтов». То есть, всего 1.5 килограмма! Для меня сейчас не важно, нес он письма или не нес, для меня чрезвычайно важно, что у ближайшей родственницы Е. А. Жданко и Г. Л. Брусилова нет сомнения  в порядочности В. И. Альбанова, чего я. например, не могу сказать о другом родственнике Л. Б. Доливо-Добровольском, оставившем у меня странное впечатление при встрече, все намекающем на какие-то слухи, что там была кровавая драма, что Альбанов не был заинтересован, чтобы почта дошла.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top