Михаил Чванов

Загадка гибели шхуны «Св. Анна»

Паровой шхуне «Герте» предстояло осмотреть западные, северо-западные и, по возможности, северные берега архипелага Шпицберген. Предполагалось, что «Св. Анну» могло отнести дрейфующим льдом к его северным островам. Экспедицию возглавил морской врач, доктор  Евгений Коган. Незадолго до  выхода в море  он  пригласил на борт «Герты» В. И. Альбанова. «На мой вопрос, — писал позже Коган, — допускает ли он возможность присутствия лейтенанта Брусилова в настоящее время на Земле Франца Иосифа, Альбанов ответил, что по его глубокому убеждению лейтенант Брусилов корабля не оставит; даже если бы он и решил оставить свое судно, то навряд-ли ему удалось бы достигнуть материка, так как на подготовку к санной экспедиции понадобилось бы около 3-х месяцев, настал бы июль, т.е. время для пешеходного путешествия по льду не благоприятное, и кроме того, за такой промежуток времени шхуну могло уже пронести меридиан западной оконечности Земли Франца Иосифа. Эти соображения должны были удержать лейтенанта Брусилова от попытки достигнуть материка». Остается неивестным, по каким причинам В. И. Альбанов не стал участником этой экспедиции: то ли его не пригласили, то ли по причине развившейся у него тогда нервной болезни?

6 июня 1915 года в 8 часов вечера «Герта» вышла в море. В течение трех месяцев, несмотря на исключительно тяжелую ледовую обстановку у побережья Шпицбергена, были обследованы весь западный берег и северный до мыса Нордкап Семи островов. Е. Коган в своем отчете писал: «…границы льдов от 79º38′ N широты и 10º35′ О долготы до 76º19′ N широты и 7º2′ W долготы осмотрены и что западный, северо-западный, и почти весь северный берег Шпицбергена обследованы, и этот осмотр дает основание признать решенным отсутствие на Шпицбергене экспедиции лейтенанта Брусилова».

А Нагурский тем временем уже на фронте. В сравнительно короткое время за боевые заслуги он награжден тремя орденами. В сводках боевых действий авиации Балтийского флота чаще других упоминается его фамилия. В памяти летчиков еще жива мертвая петля Нестерова, но о ней по-прежнему больше говорят как об акробатическом трюке, который вряд ли кто повторит, тем более на самолетах других типов.

Но командир Пятого воздушного дивизиона лейтенант Нагурский считает иначе. В перерыве между боевыми вылетами он приказывает пилотам собраться на берегу гидроаэродрома и садится в самолет. И над изумленными однополчанами 17 сентября 1916 года впервые в мире делает мертвую петлю на гидросамолете.

Друзья бегут его поздравлять, но он останавливает их:

— Я только выполнил то, что давно доказано Нестеровым, и горжусь тем, что имел счастье лично знать этого замечательного летчика и чудесного человека.

Таким был первый в мире поднявшийся на самолете над Арктикой, первый из летчиков, дерзнувший оторваться от суши и уйти далеко в Полярный бассейн.

Вторым был известный советский летчик Борис Григорьевич Чухновский. Вот что он писал о своем предшественнике:

«Полеты Нагурского — свидетельство большого мастерства и необычайной смелости. В наши дни, когда авиация достигла невиданных вершин техники, кажутся невероятными полеты надо льдами Арктики, по существу на авиетке (самолет Нагурского весил 450 килограммов, мощность двигателя 70 лошадиных сил, скорость 90 километров в час), без знания метеообстановки на трассе, без радиосвязи, с ненадежным мотором, без наземного обслуживания и, что, пожалуй, самое существенное без приборов слепого полета, отсутствие которых грозит любому самолету срывом в штопор или падением после вхождения в туман или облачность, то есть во всех случаях потери летчиком видимого горизонта».

Как сложилась дальнейшая судьба Яна Иосифовича Нагурского? В 1917 году он был сбит над Балтийским морем. Это подтверждает Большая Советская энциклопедия, где, правда, искажено имя летчика: «Нагурский Иван Иосифович (1883—1917)»

Но утверждение «не верь глазам своим», к счастью, иногда бывает справедливым. Писатель Юрий Мануилович Гальперин в 1956 году встретился с Яном Иосифовичем Нагурским в Варшаве (Ян Иосифович оказался на пять лет моложе, чем указывает энциклопедия), о чем рассказал в своей книге «Он был первым», вышедшей вскоре в Воениздате и уже давно ставшей библиографической редкостью. Оказывается, что тогда около сбитого самолета его раненого, подобрала английская подводная лодка. После революции Нагурский решил съездить на родину  — в Польшу, но тут началась Гражданская война. Вернуться в Россию было невозможно. В различных анкетах и документах тогдашнего времени в графе «воинское звание» Нагурский неизменно писал: «нижний чин», иначе, как кадрового офицера бывшей русской армии, его непременно заставили бы воевать против Советской России…

По приглашению Главсевморпути в 1956 году Ян Иосифович Нагурский побывал в нашей стране, встречался с прославленными советскими летчиками, в том числе с Борисом Григорьевичем Чухновским. Лишь полтора года не дожил Ян Иосифович до своего девяностолетия: он умер скоропостижно летом 1976 года и похоронен в Варшаве. Мемориальная надпись на граните надгробья обращена к самолету, открывшему эру освоения Арктики: «Верные крылья твои — моя всемирная слава…»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top