Михаил Чванов

Повесть МОЖЕТ БЫТЬ, КТО-НИБУДЬ ЧТО-НИБУДЬ ЗНАЕТ?..

В это время в дверь постучали, но, занятый разговором, я не мог ответить. Тогда дверь открылась, и в кабинет вошли двое: мужчина лет сорока — крепыш, в черном костюме. И девица, ядреная и томная такая, вся себе на уме. Перехватив из руки в руку телефонную трубку, я молча показал на кресло и стул. Но они остались стоять…

— Может, она что помнит,— продолжал Смирнов,— Поговорите с ней.

— Огромное спасибо, Иван Сергеевич! — со всей искренностью, на какую был способен, сказал я.— Выздоравливайте!

— Жаль, что ничем не смог помочь,— виновато сказал Смирнов.— Война.

— До свидания, выздоравливайте. Если что, я вам позвоню,— Я положил трубку и повернулся к вошедшим.— Я вас слушаю.

— Нам нужно узнать условия поступления в кооперативный техникум, какие сдавать экзамены,— не улыбнувшись, сказал мужчина. Я объяснил это смущением — как- никак в газету пришел. Теперь я мог рассмотреть его. Он на самом деле был крепенький, шея чуть убиралась в воротничок, короткая такая, под бокс, прическа.

— Это вам нужно в отдел писем,— вежливо пояснил я.— Первая дверь от лестницы.

— Там никого нет, — сказал мужчина, не меняя выражения лица и интонации.

— Ах, да,— вспомнил я,— заведующая болеет, сотрудница в командировке, вторая тоже ушла по делам… Присядьте! Из какого района вы?

— Почему это из района?— Мужчине не понравился мой вопрос, он принял его чуть ли не за оскорбление.— Почему это деревенские?— с вызовом переспросил он, продолжая стоять, а девица вдруг оскорбленно задрала голову,— Мы городские…

— Так почему не поедете прямо в техникум? — удивился я.— Можно и позвонить.

— Но вы же газета, вы обязаны давать справки,— по-прежнему не меняя выражения лица и интонации, заявил мужчина.

В конце концов это мне начало надоедать: и его тон, и как, закатив глаза в потолок, томно переступала с ноги на ногу девица, видимо, она воображала себя неотразимой красавицей. По крайней мере, никакого смущения, с каким обычно приходят в редакцию, ни у одного из них на лице я не обнаружил.

— Представьте себе, не обязаны,— борясь с раздражением, ответил я.— Мы — газета, а не справочное бюро. Если бы вы еще жили где-нибудь в селе…

— Нет, мы не колхозники,— набычился мужчина.— Но это не имеет значения. Вы обязаны. Я знаю права. Так вы относитесь к просьбам трудящихся!

— У вас дочь уже в том возрасте,— едко и медленно сказал я, — что может — кстати, и без вас,— сесть в трамвай, доехать до техникума и узнать, если у нее такая большая мечта учиться в нем.— Мне любопытно было увидеть ее реакцию.

Но она только покраснела и еще выше подняла голову. Мужчина совсем пригнул к груди подбородок:

— Так вы отказываетесь дать справку?— Казалось, он, предвидя неминуемую кару мне, заранее злорадствовал.

— Я уже сказал, здесь не справочное бюро,— сказал я жестко.— Остановка трамвая напротив, пусть ваша дочь не поленится доехать до техникума и все узнать. На свидание-то, наверно, без папы ходит?— не сдержался я, хотя последнего, разумеется, не следовало говорить.

Мужчина озлобился:

— Вы еще оскорбляете. Так! А до этого все деревней тыкали! Я этого не оставлю! Пошли, Виола, отсюда… Еще бороду отрастил.— Он пропустил дочь вперед и оглушительно хлопнул дверью.

Я встал, нервно потер виски, подошел к окну… Нужно было еще сходить в аптеку…

Опять зазвонил телефон. Я вздохнул и опять сел за стол. Спрашивали Спирина.

— Нет. Он в командировке. Будет только через неделю.

Я взял телефонную книгу, нашел в списке больницу номер пять. Набрал номер регистратуры — занято. И еще несколько раз — и все было занято. Тогда стал набирать другие номера, начиная с главного врача. Наконец один ответил.

— Вы не подскажете, по какому телефону мне лучше найти Полину Матвеевну Метелкину? В каком отделении она работает? — спросил я.

— А кто она такая?— спросил мужчина.

— Санитарка.

— Не знаю такой,— беспристрастно ответил мужчина, и в трубке сразу же послышались короткие гудки.

Я зло набрал этот же номер:

— Почему вы бросаете трубку?

— Я вам сказал, что не знаю такой, — все так же бесстрастно ответил мужчина.— А во-вторых, не буду же я по больнице искать санитарок.

— Вас беспокоят из областной газеты, — сказал я жестко.— Она нужна по очень важному делу. А искать ее по больнице я вас не просил. Я просил узнать, по какому телефону ее можно найти, а если нет — в каком отделении она работает.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top