Михаил Чванов

Повесть Я сам иду на твой костер… Из камчатских тетрадей 

— Эй, кривоногий, тебе говорят!

Я оглянулся: кому это он — никого кругом, кроме меня, не было. Сыто и довольно улыбаясь, он кричал мне:

— Тебе, тебе говорю. А, а ты еще к тому же, оказывается, и косоглазый, — и захохотал, а первый толчок под Безымянной сейсмическими приборами был отмечен 20 сентября. С каждым днем число толчков росло. 23 октября был замечен первый взрыв. Говоря языком вулканологов, умеренная взрывная деятельность продолжалась и в ноябре. К концу ноября извержение вроде бы пошло на убыль. И вдруг 30 марта 1956 года Безымянная катастрофическим направленным взрывом — тепловая энергия его равнялась примерно энергии ста ядерных бомб, сброшенных на Хиросиму, — на десятки километров разметала свой восточный склон, тем самым понизилась примерно на двести метров и стала вулканом Безымянным. В образовавшиеся кратерные ворота шириной более полутора километров обрушились вниз раскаленные агломератовые потоки (2). Они завалили собой ущелья Сухой Хапицы и ее притоков и выровняли местность на огромной площади у восточного подножья вулкана. Раскаленная пепловая туча достигла сорока километров в высоту. Ее нижняя часть перемахнула даже через отроги сопки Зиминой, что находится в двадцати пяти километрах от Безымянного, и там спалила тайгу на большой площади.

На юго-востоке границей воздействия направленного взрыва стали увалы на правом берегу реки Горно-Тополевой, куда мы сейчас сломя головы бежим. А это ни много ни мало в тридцати пяти километрах от Безымянного. Лес, покрывающий увалы, во многих местах был обожжен или высушен раскаленным пеплом.

Грязевые потоки, или еще как их называют — лахары, образовавшиеся от таяния снегов, промчавшись более восьмидесяти километров, влились в реку Камчатку, значительно повысив ее уровень. Взрывная волна полтора раза обошла вокруг земного шара, пеплопад прошел даже над Северным полюсом.

Взрыв вулкана Безымянного часто сравнивают с взрывом вулкана Мон-Пеле на острове Мартиника, палящая туча которого за несколько секунд уничтожила город Сен-Пьер с тридцатитысячным населением. В живых остались лишь двое: сапожник, дремавший на крыльце и каким-то чудом спасшийся за стеной своего дома, и заключенный — в одиночной камере в подвале во дворе тюрьмы. В последние дни перед взрывом вулкан был очень активен, жители города волновались и стремились покинуть остров. Но городские власти настоятельно советовали не поддаваться панике. Через день должны были состояться муниципальные выборы, и каждый из кандидатов боялся, что среди покинувших как раз будут его избиратели…

…Сразу же после возвращения с Камчатки я постарался снова посмотреть фильм бельгийского вулканолога Гаруна Тазиева «Встречи с дьяволом». И я смотрел его словно другими глазами. Фильм уже кончился, люди вставали и уходили, а я, угнетенный и подавленный грозными и пока неведомыми нам до конца силами Вселенной, потрясенный мужеством людей, снявших этот фильм, все еще сидел, тяжело вжавшись в кресло.

Люди вставали и уходили: мы привыкли к всевозможным кинооператорским трюкам, нас трудно чем-нибудь удивить, к тому же кинотеатр, в котором я сейчас, потрясенный, сидел, находился в Средней России, а чтобы понять в какой-то мере мужество людей, ради науки, ради будущего человечества идущих в кратеры действующих вулканов, нужно иметь хотя бы дилетантское представление о вулканах, которое теперь, посмотрев в жерло лениво коптящей Ключевской сопки, имел я, и которого эти люди, разумеется, не имели.

Фильм поистине потрясающ. Кто еще не видел его, обязательно посмотрите. Его сопровождают фрагменты из Скифской сюиты Прокофьева. Пересказать фильм невозможно, да и незачем это делать. Его нужно просто посмотреть. Я же попытаюсь немного рассказать о самом человеке, создавшем его.

Гарун Тазиев. Кто он, этот человек, которого некоторые, падкие на сенсацию журналисты, интересующиеся только внешней, броской стороной дела, называют не иначе, как «адским детективом», «охотником за вулканами» или «укротителем дьявола»? Человек, который несколько раз только чудом спасался от настигающих его потоков лавы. Человек, который неоднократно с невероятнейшим риском спускался в кратеры действующих вулканов.

Судя по вышеперечисленным громким титулам отважный рискоман.

Нет! Не то и не другое. Гарун Тазиев просто ученый. Впрочем, не просто, а ученый, идущий на передовом рубеже науки. Или еще точнее, как сам себя назвал Гарун Тазиев, может быть, несколько принижая свою роль: я, мол, только прокладываю дороги, а другие пусть пишут монографии, разведчик науки. В недавнем прошлом французский врач Ален Бомбар предпринял единственное в своем роде путешествие: переплыл Атлантический океан за шестьдесят пять дней в крошечной спасательной шлюпке, без продовольствия, без навигационных приборов, без пресной воды. Что это? Жажда острых ощущений? Нет! Врач береговой спасательной службы Ален Бомбар знал: ежегодно в мире около триста пятидесяти тысяч человек погибают в результате кораблекрушений. Как врач, Бомбар знал и другое: более девяноста процентов из них погибают не из-за голода и жажды, а из-за страха. И Бомбар посвятил свое путешествие благородной цели: доказать человечеству, что в океане, в случае катастрофы, в ожидании спасательных судов можно прожить не только несколько часов, но и несколько дней, недель и даже месяцев. Научный подвиг Гаруна Тазиева близок подвигу врача Алена Бомбара.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top