Михаил Чванов

Повесть Я сам иду на твой костер… Из камчатских тетрадей 

«Лучший рецепт долголетия — это путешествия. Ничто так не укрепляет здоровье, как лишения долгого и трудного пути.

А. П. Чехов»

«Ходьба оживляет и воодушевляет мои мысли.

А. С. Пушкин»

Удивился. И самим мыслям, и тому, что они принадлежат Пушкину и Чехову, и тому, что нашел их в записной книжке Роберта. Показал Кястутису.

— Интересно, — он тоже удивился. — Это же философское обоснование дороги. Всё очень точно.

— В том-то и дело. Я и не подозревал, что философское обоснование такой вот, как наша, дороги дали еще Пушкин и Чехов. А мы думали, что сама потребность в подобных путешествиях появилась только в наше перенаселенное время. У меня в голове постоянно кружилось что-то подобное, а оказывается, все это точно сформулировано еще сто лет назад.

— Наверно, нам и раньше попадались эти строки, но мы просто не обращали на них внимания, а сейчас они предстали перед нами в другом, точнее говоря, в истинном свете. Только сейчас до нас дошел их истинный смысл. В общем-то ничего удивительного в этом нет: и Пушкин, и Чехов много путешествовали, Чехов даже добрался до Сахалина. А это по тем-то дорогам да с его здоровьем! Тем не менее, это очень удивительно: не то, что они путешествовали, а то, что еще тогда философски обосновали необходимость такой дороги. Я тебе уже говорил, что часто задумывался: что же все-таки меня гонит в такую дорогу? Вроде бы и знаю, а точно выразить не могу. Что-то подобное этим мыслям, но еще не определившееся до конца, не сформировавшееся, и у меня крутилось в голове, а тут все точно, в нескольких словах. Кстати, откуда, из каких произведений ты это выписал?

— Это не я.

— А кто?

— Роберт. Это его записная книжка.

— Роберт?! — Кястутис покачал головой.

…Ну что ж, надо срезать полуостров.

Для этого нужно вернуться на вчерашний пригорок: осмотреться. Вызвался Валера.

Ушел и — с концом.

Ждем полчаса, час…

Роберт несколько раз стреляет в воздух — бесполезно. Матерится. Теперь мы безнадежно выбиваемся из графика.

— Я пойду искать. Я ему покажу! — бесится он.— А вы потихоньку тащитесь дальше. Подождите вон на той красной сопке.

— Сбежал завхоз, — смеется Стасис. — Или ушел в магазин за продуктами? Ах, промашка вышла, не удалось ему сегодня выслужиться.

Донатас неодобрительно смотрит на него.

— Ты брось эти шутки, — усмехнулся Роберт. — Ты же не вызвался пойти на ту сопку, силы экономишь, а заблудиться здесь, как дважды два — четыре.

Бредем друг за другом, чавкая жижей. Останавливаемся, снова кричим: вдруг откликнется Валера. Обмываем сапоги в частых прозрачных речках. И снова трясина. Зацепишься за какую-нибудь не видимую в ней корягу — и с размаха падаешь в грязь. Осторожно раскапываешь глаза и идешь дальше. И в то же время какое-то святое чувство, что с тобой ничего не случится.

Красная сопка, на которой мы должны подождать Роберта. Сухо! Голубичник. Налегаем на кислую ягоду. Осьминоги мертвого стланика, как под Безымянным, рвем о них одежду и тело. Странно, ведь Кроноцкий не извергался в памяти человечества. Неужели это с древних времен: вулкан опалил деревья жаром, и они с тех пор не поддаются гниению? Нет, причина в чем-то другом. Скорее всего их просто в свое время замыло вешней водой.

Лежим в траве. Вулкана Кроноцкого то нет — тучи начисто срезают его, словно его и не было — ровное поле, то вдруг черно-бело и угрюмо он снова нависает над тобой. И опять это неуютное чувство, что он уже начал извергаться.

Время от времени кричим, стреляем в воздух — ни Валеры, ни Роберта. Да, придуманная мной лампочка теперь бы, наверное, снова совсем чуть теплилась.

Чтобы как-то убить время, снова вытаскиваю из рюкзака журнал радиста…

«Рйег 11 марта — Рщжж Савченко.

Груз дому доставлен, флюгер освещен. Полученном оборудовании троса нет. Сообщите, когда будет транспорт. Вышлите трос для оттяжки флюгера.

Каливчин»

«Рйег 13 марта — Рщжж Уткину.

Приему транспорта готовы. Условия посадки остаются прежними.

Каливчин»

«Рйег 14 марта — Рщжж Дынниченко.

Приему транспорта готовы. Состояние снежного покрова озера целом не изменилось. Условия посадки остаются прежними.

Каливчин»

Старая песня: ждут транспорт.

«Рйег 15 марта — Рщжж Уткину.

Снежный покров озера не изменился. Посадка возможна.

Каливчин»

«Рйег 15 марта — Рщжж Дубову.

Семенов специальность радиста освоил.

Каливчин»

Ага, начинает работать Семенов.

«Рйег 16 марта — Рщжж Уткину.

Посадка транспорта озеро возможна.

Каливчин»

«Рщжж 16 марта — Рйег Каливчину.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top