Михаил Чванов

ПАРЕНЬ В ХАБАРОВСКОМ АЭРОПОРТ

— На самый ближайший рейс,— все так же весело пояснил парень с гармошкой, — Я лечу в Москву.

— Да, он летит в Москву,— подтвердил его друг.

Очередь, находясь в полнейшей зависимости от кассира, молча и тоже злорадно ждала дальнейшего развития событий.

— Никуда он не летит,— несколько помедлив, видимо для того, чтобы выбрать для себя линию поведения, с явным удовольствием бросила кассир и, больше подчеркнуто не обращая на них внимания, стала равнодушно рыться в своих бумагах. Ей было лет сорок, и она явно хотела скандала.

Но парень с гармошкой лишь засмеялся.

— Я-то лучше знаю, что лечу. Только что объявили регистрацию рейса на Москву и что на него есть билеты.

— Объявили не только сейчас, а полчаса назад,— все так же роясь в бумагах и не поднимая глаз, равнодушно бросила кассир,— Пока вы опохмелялись да на гармошке играли, регистрация уже закончилась,— торжествующе ухмыльнулась она. Она, конечно, подвирала, регистрация, кажется, еще не закончилась, она явно провоцировала скандал, тем более что в зале появился милиционер, и поддатый и не к месту веселый парень станет его добычей,— Это во-первых…

— Но регистрация еще не закончилась,— возразил парень.

— Это во-первых,— жестко повторила кассир.— А во-втор-рых, вам в таком виде я в любом случае не могу продать билет.

— В каком?— не понял, стал оглядывать себя парень.

— А в таком — в пьяном.

— А-а,— засмеялся парень,— И тут то же самое,— покачав головой, объяснил он своему спутнику,— Ну какой же я пьяный, я просто веселый,— сказал он уже снова в окошко.

— И почему это ты такой веселый?— едко хмыкнула кассир.

— Да я родился такой,— засмеялся парень,— И почему это некоторым не нравится? А теперь вот в Москву еду — на пять лет.

— Вот никуда и не поедешь,— торжествующе заключила кассир.

— Но я же ни с кем не дерусь, — удивился парень.— Никого не оскорбляю… Вы серьезно, что ли?.. Да я и не пью совсем. Зачем, я и так веселый, всех люблю. И вас тоже.

— Надо же — и меня тоже! — изобразила она смех.— Ладно, иди, не мешай работать!— повысила она голос, кося глаз на приближающегося милиционера,— Билета я тебе, пьяному, не продам. Вон иди почитай инструкцию.

Но, к ее неожиданности, парень не стал спорить.

— Тогда я вам сыграю,— весело сказал он.— Я учусь в Москве. Я учусь для вас. Я опаздываю на занятия. Я сейчас сыграю, и вы поймете, что мне очень нужен билет.

— Да, ему очень нужен билет,— повторил, как эхо, его верный чемоданоносец.

Растерянная кассир, ожидавшая совсем другой реакции, не успела его остановить, как он заиграл «Уральскую рябинушку» — негромко и удивительно чисто. Сонные пассажиры — кто недовольно, кто с удивлением — стали поднимать головы от узлов и чемоданов, невольно повернулись в его сторону ближайшие кассиры и администратор.

Не делая перерыва, он заиграл «Барыню». Играл он так удивительно просто и хорошо, что я растерялся от неожиданности.

Пассажиры в очереди несмело заулыбались, мимо проходящие останавливались, подходили к нему, удивленно рассматривали, некоторые же, преимущественно из тех, кто подальше, вполголоса бросали недовольные реплики.

— Подходите, подходите,— улыбнулся парень нерешительно остановившемуся невдалеке обветренному деревенскому мужичку.— Я играю для всех. Я учусь в Москве. Я играю для всех, потому что учусь для народа. Искусство должно быть для всех.

Кассир так и осталась с открытым ртом, злорадное выражение постепенно сошло с ее лица и сменилось виноватой растерянностью. Она по-прежнему напускала на себя строгость, но уже с явным удивлением и интересом рассматривала парня сквозь огораживающее ее со всех сторон стекло.

— Ну теперь вы поняли, что мне нужен билет в Москву?— весело спросил парень.

— Я действительно не могу продать вам билета на этот рейс. — Она тайком посмотрела на часы,— Регистрация уже закончилась.— До этого она, скорее всего, врала. Теперь же регистрация, видимо, на самом деле закончилась.— К тому же в таком виде я все равно не имела права продать вам билет,— стала она уже почти оправдываться.— Все равно вас не пустили бы в самолет, тем более что экипаж московский. А на утренний рейс билетов нет.

— Да не пьяный я, — уже без улыбки и устало сказал парень.— Что, мне в трубку, что ли, подуть?

— Не знаю. Покупайте билет на завтра на вечер и уезжайте домой.

— Но я опаздываю на занятия.— И неожиданно открыто и искренне предложил: — А если я вам еще сыграю?

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top