Михаил Чванов

Повесть А ВСЕ ЖЕ ЗАЧЕМ МЫ ЛЕЗЕМ В ГОРЫ

— Вы часто отдыхаете вот так, у моря?— снова спросила она.

— Часто, — усмехнулся он,— За последние десять лет, кажется, первый раз. Да и то какой это отдых — у меня всего три свободных дня. А потом снова в горы.

— А как же вы проводите отпуск?

— Да все в горах.

— Так что, вы сейчас в отпуске?

— В отпуске.

— И каждый год в горах?

— Каждый.

— Каждый, каждый?

— Каждый, каждый.

Они помолчали.

— И не было у вас другого желания во время отпусков, кроме гор?

— Почему же не было?— опять усмехнулся он.— Было. И есть, но везде не успеешь. И вот так полежать на пляже. И покосить сено где-нибудь в деревне в Средней России. И походить по музеям, разинув рот от удивления.

— И не надоедает — все время горы, горы?— Она, видимо, что-то пыталась понять для себя.— И там ведь трудно?

— Бывает, надоедает. Иногда намучаешься и думаешь: ну все, вернусь — и к черту! Все, хватит! В следующий отпуск поеду куда-нибудь в Крым или в Сочи, но пройдет месяц-другой — и тебя снова потянет в горы. Не можешь дождаться весны. Это, наверное, как болезнь или как алкоголизм, что ли, — засмеялся он.

— А как на все это смотрит жена?— спросила она.

— Да как,— замялся он.— Никак… Я один.

— А,— сказала она. Они лежали и смотрели в небо,— Простите, пожалуйста, за нескромный вопрос,— осторожно спросила она,— и никогда не были женаты?

— Был,— сказал он.

— И что же?

— Ушла.

—…Извините меня, пожалуйста…

— Да нет, ничего:

Они надолго замолчали.

— Вы в отпуске?— чтобы смягчить неловкость, спросил он.

— Как это ни странно, нет, — засмеялась она.— В командировке… Мы все трое с «Мосфильма». Сегодня у нас выходной день. А то тоже не очень-то часто полежишь на солнце. Мы здесь недалеко снимаем фильм. Годы войны. Немцы в горах в тридцати километрах отсюда. Немцы с моря. И два маленьких одиноких человека среди этой страшной карусели…

— Они случайно встретились, у них могло быть счастье, но их разлучила война, — то ли спросил, то ли продолжил Слесарев.— Хотя свела-то их тоже война…

— Откуда вы все это знаете? — удивилась она.— Все именно так.

— Так уж устроен мир.— Слесарев, прищурившись, смотрел в далекое небо.— Почти вся война состояла из таких судеб. У многих среди этой страшной мясорубки была своя случайная встреча, короткая, как надежда, а потому еще более горькая. И война же все разрушила. И каждому казалось, что эта встреча могла, нет, не могла — обязательно стала бы счастьем. С тех пор прошло тридцать лет, все оставшиеся в живых давно переженились и повыходили замуж, у них давно уже внуки, а в сердце по-прежнему боль по той короткой, случайной встрече, которая могла, но не стала счастьем… В этом страшный парадокс войны. Давайте представим обратное: война не разрушила этот случайный луч, оба остались живы, а тем не менее счастья не обрели, получилась что ни на есть самая ординарная склочная и несчастная семья. Потому что счастье для нас, как ни странно, только то, что несбыточно, что безвозвратно потеряно. И другая сторона этого страшного парадокса: война отобрала, убила это короткое, промелькнувшее, как луч, счастье, а ведь этот счастливый миг подарил им не кто-нибудь, а все та же война, жестокая сводница, то есть не будь войны, не было бы этой встречи. И все-таки в тысячах вариантов: случайная, короткая, самая больная и дорогая встреча, которую никогда не забыть, которая могла бы, но не стала счастьем,

— Вы хотите сказать, что эта тема банальна?— Она смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.

— Почему банальна? Она типична. Что слишком многим она больна и близка…

— Странный вы все-таки человек.— Она села, обхватив колени руками.— Вам нужно быть одним из сценаристов нашего фильма. Мне кажется, что вы лучше всех нас представляете, каким он должен стать. Вас обязательно нужно познакомить с Георгием Ивановичем. Все, что вы сейчас говорили, вы должны сказать ему. Это страшно слушать, что вы сейчас говорили, но это как раз та правда, на которой должен строиться наш фильм. А Георгий Иванович несколько идеализирует…

— Ну что вы, какой я киносценарист! — усмехнулся Слесарев. Приподнялся на локтях: — Вы актриса?

— Да, в какой-то мере.

— В каких фильмах вы снимались? Я не помню вашего лица. Правда, я очень редко хожу в кино. Все некогда.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top