Михаил Чванов

В Государственной Думе России уже много лет толкуют  о введении упрощенной схемы предоставления гражданства русским, оставшимся в результате развала Советского Союза за рубежами России, а воз и ныне там.

«Не родные на Родине…

Под таким заголовком в газете «Слово» не столь давно была опубликована статья постоянного автора газеты писателя Михаила Чванова о судьбе русской семьи Харьковых в составе девяти человек), которая в результате притеснений приглашенными президентом Казахстана Назарбаевым на постоянное жительство монгольскими казахами, перешла границу Казахстана и Оренбургской области с намерением обосноваться в Башкирии, где у нее были дальние родственники. Не маловажную роль в этом решении сыграли многочисленные призывы российской власти на различных форумах соотечественников: возвращаться на историческую родину, в том числе вместе решать демографическую проблему. Перешли не просто беженцами, а целым хозяйством: с лошадьми, коровами, свиньями, вплоть до кур и гусей, в общем, целое фермерское хозяйство. Закончилось это переселение печально: сбор всевозможных справок, стоимость которых на одного человека минимум 60 тысяч рублей, в том числе справки — с их, русских! — на знание русского языка, невозможность обратиться в поликлинику, устроиться на работу, зарегистрировать родившегося ребенка и проч. и проч. Кончилось это тем, что помыкавшись полгода, семья от безвыходности, никого не предупредив,  собралась обратно в Казахстан.

Самое печальное в этой истории, что в самый последний момент Валентин Михайлович Фалин, узнавший из публикации в «Слове» о мытарствах семьи Харьковых и неоднократно помогавший ей денежными. переводами, незадолго до своей кончины позвонил белгородскому губернатору Евгению Степановичу Савченко.

Не откладывая в долгий ящик, Чванову позвонил помощник Савченко. Чванов тут же позвонил старшему в семье Харьковых – Дмитрию, тот долго не брал телефон. Наконец отозвался:

— Поздно, — ответил тот. — Мы уже подъезжаем к казахстанской границе.

— Не выключайте российский мобильник! Дайте номер вашего казахстанского телефона, сообщите адрес, где будете жить. На вас выйдут. Вас готов забрать к себе в Белгородскую область губернатор Савченко вместе со всем вашим хозяйством.

— Нас уже столько обманывали, что мы никому не верим.

— Но это Савченко, один из лучших губернаторов России.

– Нет, уже поздно. Россия оказалась нам не матерью, а злой мачехой. Нас по телевизору с самых высоких трибун звали в Россию, а чем это для нас закончилось. Конечно, мы нищие, третьесортные, троим членам семьи придется пенсию платить, оберем государство, это французу Депардье в течение часа российское гражданство оформили. Прощайте!

Через минуту поезд пересек казахстанскую границу, телефон замолк…

Из письма, которое недавно получил Михаил Чванов, складывается впечатление, что, потеряв надежду достучаться до российских властей, брошенные на произвол судьбы в результате развала Советского Союза соотечественники, как в последнюю инстанцию обращаются к российским писателям, в наивной уверенности, что к мнению писателей кто-то прислушивается в нынешней «демократической» власти России:

Дорогой Михаил Андреевич! В вашей замечательной книге  «Блаженны страждущие…» поднято так много больных вопросов, которые многим не дают покоя. Многие мысли вашей книги созвучны моим. Вы пишете: «На каждое поколение русских что-нибудь да выпадало… Неужели нас обнесет? Ни одно поколение не обносило, а нас вдруг обнесет?.. Нет, не обнесло…». Вам, как писателю, глубоко вникающему в проблему русскости, по всему, не безразличны проблемы русских семей, оказавшихся в результате развала Союза за пределами России.

Пишу Вам, потому что писатели, в отличие от чиновников, могут нас, простых смертных, понять. Мне 70 лет. Я всю жизнь проработала в школе. В 2003 году в результате невероятных трудностей сумела перебраться из Ташкента в Самарскую область. Сейчас живу в маленькой комнатке семейного общежития. А получила её благодаря хлопотам Валентина Григорьевича Распутина. Светлая ему память! Несколько лет назад я написала ему письмо, чтобы выразить признательность за замечательные книги, которые я сама люблю и прививаю любовь к его творчеству своим ученикам. В письме к нему написала о своей жизненной ситуации, о том, что этническим русским, перебравшимся на свою исконную родину, Россия не имеет намерения хоть как-то помочь в обустройстве. Он мне ответил. Над письмом Валентина Григорьевича я плакала. Такого удивительного, добрейшей души человека я еще не встречала. Я его ни о чем не просила, он сам понял, что нуждаюсь в помощи. И в то время уже с сильно ослабленным здоровьем, переживший личное горе, он нашел способ мне помочь. Вспомнил, что его бывший земляк занимает высокий пост в одном из самарских министерств. Он связался с ним по телефону и попросил помочь мне с жильем, поселить хотя бы в семейном общежитии. Ощущение изгоя в какой-то мере прошло. До этого мыкалась по съемным квартирам. Свое жилье в Узбекистане в те годы мы продавали за бесценок. Нынешняя зарплата учителя унизительно маленькая — накопить на жилье невозможно. Не перестаю удивляться: ведь таких обездоленных, как я, очень много.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top