Михаил Чванов

«Я большевиков ненавижу, но против русского солдата воевать не пойду!» К 135-летию со дня рождения генерала С.Н. Войцеховского

С замечательным телережиссером документалистом Венерой Юмагуловой мы недавно сняли фильм «Исход. Долгое возвращение», посвященный тем страшным годам. Так называемая Великая Октябрьская социалистическая революция – «Красный ИГИЛ», (нынешний «Черный ИГИЛ» только калька с него), цель которого была мировая революция, а России в ней отводилась роль только в качестве дров в топке мировой революции, страшным смерчем прокатился по стране, от которого она до сих пор по-настоящему не пришла в себя.

Основой фильма, который снимался в Уфе, Севастополе, Болгарии, Черногории, Боснии, послужила судьба моего дорогого друга, полковника ГРУ Александра Белякова, с которым меня свела и развела война в Югославии. Через много лет я случайно обнаружу его снова в одной из республик бывшей Югославии, Черногории, куда он вернется после многих других горячих точек, в том числе Чечни, спасет русское воинское кладбище времен Русского Исхода, по благословлению Иоанна Крестьянкина поставит на нем храм во имя Федора Ушакова и станет в нем старостой. И приготовит на нем себе могилу, решив лечь вместе с печальными русскими изгнанниками. Но его могила, скорее всего, останется пуста. Нынешнее правительство Черногории, связанное с международным наркотрафиком и бросившее страну в НАТО, сначала не продлило ему вид на жительство, а потом объявило его персоной нон-грата. С Русским Исходом ушло за рубежи России около трехсот тысяч жителей с территории нынешней Башкирии. Только с Оренбургской армией Дутова ушло от Стерлитамака более 100 тысяч войска и беженцев: русских, башкир, татар, чувашей, мордвы… И даже уж после гибели генерал-лейтенанта Дутова в составе собранного из остатков армии Оренбургского корпуса, возглавляемого русским генералом, черногорцем по крови Бакичем, на прорыв через монгольские безводные пустыни пойдет татаро-башкирский эскадрон Зеленого Знамени, где и сложит свои головы.

Мало кто знает, что возглавить так называемую Русскую освободительную армию (РОА), созданную во время Второй мировой войны Гитлером совместно со Сталиным, Гитлер первоначально предложил не генералу-предателю Власову. «Причем здесь Сталин»? — спросите или даже возмутитесь вы? А при том, что, кроме бывших белых, которые в Гражданскую войну, спасаясь от неминуемой смерти, с боями ушли за границу и которые люто ненавидели большевиков и наивно надеялись с помощью Гитлера освободить от них Россию, в РОА шли от безысходности дальнейшей судьбы и пленные красноармейцы, счет которых уже в первые дни Великой Отечественной войны шел на миллионы. Шли, потому как товарищ Сталин своим приказом объявил их, пленных, независимо от того, как они попали в плен, вне закона: предателями и врагами народа, хотя в большинстве своем таковыми они не были, а в плен попали в результате «гениального» руководства армией товарищем Сталиным, по крайней мере, в первый год войны. Шли, чтобы не умереть с голоду, потому как товарищ Сталин, собираясь вести только победоносные войны на чужих территориях, не подписал соглашение с Международным Красным Крестом о статусе военнопленных, и пленные англичане, французы, по сравнению с пленными красноармейцами, в страшных для русских военнопленных немецких лагерях, можно сказать «жировали», к ним, не считая посылок Красного Креста, даже приходили посылки из дому.

Да, Гитлер долго не соглашался утвердить бывшего любимца Сталина генерала-предателя Власова на должность командующего РОА, резонно отвечая суетящемуся по этому поводу Геббельсу: «Предавший один раз, предаст и во второй». И даже в конце концов поддавшийся на уговоры и подписав приказ о назначении Власова командующим РОА, категорически отказался от встречи с ним.

Так вот мало кто знает, что первоначально предложение возглавить РОА было сделано другому русскому генералу, одному из самых непримиримых и выдающихся полководцев Белой армии во время Гражданской войны генерал-лейтенанту Сергею Николаевичу Войцеховскому, который, как и генерал Деникин, отказался сотрудничать с Гитлером. Ответ генерала Войцеховского был резок и короток: «Я большевиков ненавижу, но воевать против русского солдата никогда не буду», за что, живущий тогда в Праге, стал поднадзорным гестапо, а ищейки НКВД и СМЕРШ, вошедшие в Прагу вслед за победоносной Красной Армией в мае 45-го, по большевистски отблагодарили его за этот отказ, арестовали, а потом сгноили в концлагере в Сибири.

Сергей Николаевич Войцеховский родился 28 октября 1883 года в Витебске в семье полковника царской армии, потому его карьера была предрешена. После окончания гимназии он поступает в элитное Константиновское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге. Окончив его с отличием, он в звании подпоручика направляется к месту своей первой службы, на Кавказ. Вскоре, по его настоятельным рапортам был направлен в действующую армию на Дальний Восток. Но принять участие в военных действиях русско-японской войны не успел, так как, пока он ехал, с Японией был подписан мирный договор. По возвращении был назначен на должность инструктора 5-го стрелково-артиллерийского дивизиона, где его знания были высоко оценены командиром части – полковником Темниковым, на дочери-красавице которого он вскоре женится.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top