Михаил Чванов

Королева то – голая!

Визит «Великого Князя» Владимира состоялся уже после так называемого августовского путча с 5 по 11 ноября 1991 года. «Великий князь» Владимир Кириллович прилетел по приглашению Анатолия Собчака, одного из самых ярких и гнусных представителей новой русской леволиберальной демократии. До этого «Великий Князь» Владимир успел выразить симпатии Генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву, после чего от него отвернулись последние, лояльно относящиеся к нему представители Русского Императорского Дома, а при прилете в Санкт-Петербург обратился с письмом к Борису Ельцину: «Буду счастлив, наблюдая за Вашими начинаниями, оказать Вам поддержку от имени Императорской семьи». В окружении Ельцина правильно поняли это обещание. Срочно был создан так называемый Петербургский монархический центр.

Пик монархического проекта Кремля и на 1997-98 годы. 27 февраля 1998 года Правительство России приняло постановление о перезахоронении останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. К реставрации «монархии» в Кремле отнеслись всерьез. Была разработана салфетка с царской монограммой, столовое белье для торжественных приемов будущего «царя». Специальные комиссии разрабатывали эскизы «коронационного» фарфора и столового серебра, Да и сама скандальная реставрация Большого Кремлевского дворца, в ходе которой были украдены миллиарды рублей, была затеяна в расчете на будущую коронацию. По первоначальному проекту восстановления монархии и примирения на этой почве всех политических сил России и Русского Зарубежья о восстановлении монархии должны были объявить после церемонии перезахоронения царских останков. За гробом последнего царя должен был идти наследник престола, сын не легитимной «Великой Княгини» Марии Владимировны «цесаревич» Георгий с регентом Борисом Ельциным. Поговаривали о близкой помолвке Татьяны Ельциной с «принцем» Георгием. Но сорвал церемонию самодур Ельцин, не лишенный национального чувства. Когда к нему все-таки сумели прорваться серьезные эксперты по генеологии, а не сомнительные консультанты вроде г. Закатова. и представили документы, что «цесаревич» Георгий не имеет никакого отношения к Романовым, а больше Готенцоллер, он пришел в бешенство, и это едва не стоило прохвосту Борису Немцову карьеры. «Великая Княгиня» Мария Владимировна в патриотической российской печати была названа самозванкой, узнав обо всем этом, она, быстро сориентировавшись, не поехала на церемонию, сослалась, что сомневается в подлинности останков. Борис Ельцин, поняв, что регента из него не вышло, а его дочь Татьяна не станет российской императрицей, порвал с «Великой Княгиней» все отношения.

Это, впрочем, не помешало ей делать бизнес на раздаче (а то и продаже), орденов, «дворянства» и всевозможных титулов. Все чаще наведываясь в Россию уже в послеельцинское время серой мышкой, она потихоньку помаленьку с чьей-то помощью создавала в России свой пока полулегальный императорский «двор», в который входит и г. Закатов. Она постепенно «одворянивала» нужную для своего императорского проекта ельцинскую и после ельцинскую чиновничью братию, в массе своей рабоче-крестьянскую, еще недавно состоящую в высших эшелонах Коммунистической партии.

Конечно, подобный ренессанс монархизма не был случайным и объяснялся не тоской русского народа по монархии. Монархия как форма правления привлекла внимание бывших партийных номенклатурщиков высшего звена потому, что по своему менталитету они еще в советские годы чувствовали себя аристократией, своего рода дворянами. Некий новоиспеченный «граф» Алексей Мешков признался публично, что приобрел свой титул всего за 16 тысяч рублей. Скорее всего, не платили за свои титулы сын тверского плотника мэр Москвы «князь» Лужков — внук церковного псаломщика, спикер Государственной Думы «князь» Борис Грызлов. На них, как на важные фигуры на шахматной доске, она рассчитывали в будущем на успешное продвижение монархического проекта. «Дворянами» стали заместитель генерального прокурора России, главный военный прокурор Фридинский, начальник генерального штаба, первый заместитель министра обороны России Балуевский, последовательно — директор ФСБ, министр юстиции, министр внутренних дел, председатель правительства Сергей Степашин. Это список можно было продолжать без конца. «Потомственной дворянкой» стала «избранная» сенатором Федерального Собрания почему-то от Республики Тыва, член общественного совета Российского еврейского конгресса, вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова — дочь охранника из военной комендатуры и билетерши в брянском кинотеатре, соответственно автоматически стала дворянкой ее ненавидящая Россию дочь Ксения Собчак. «Потомственной дворянкой» стала «примадонна» шоу-бизнеса Алла Пугачева, «графом» — премьер-министр правительства Виктор Черномырдин, которого в народе прозвали Черномординым, заискивавший перед чеченским террористом Басаевым. Князь Михаил Романов от имени всех истинных Романовых, так прокомментировал эту аферу: «Никто не имеет права присваивать ни дворянского, ни графского, а уж тем более княжеского титула в отсутствии в России самого института монархии и царствующего монарха».

Кстати, в свое время выдающийся общественный деятель, поэт и публицист, подвинувший российское правительство на освобождение Болгарии. Сербии и Черногории от пятисотвекового османского ига, Иван Сергеевич Аксаков, сын великого русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, будучи потомком древнего дворянского рода, был автором письма-проекта Государю: «Чтобы дворянству было дозволено торжественно перед лицом всей России Великий акт уничтожения себя как сословия…» Вот так поступали настоящие дворяне.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top