Михаил Чванов

«Таких людей должна помнить Земля Русская». К 200-летию со дня рождения Г.С.Аксакова

Известна роль самарцев в помощи болгарам в их освободительной войне против османского ига. С Самарским знаменем, которое стало символом братской помощи всего русского народа, болгарские ополченцы защищали балканские перевалы. Но мало известна роль в этом Григория Сергеевича Аксакова, верного соратника своего ставшего легендарным в Болгарии брата, Ивана Сергеевича Аксакова, председателя Московского Славянского комитета, подвинувшего русское правительство на освободительную войну. Будучи его верным соратником и помощником, он предпочитал оставаться в тени.

Г.С. Аксаков отличался поразительной сострадательностью к людям, даже если они были противниками его убеждений, чем обезоруживал их. Известный актер, деятель народнического движения, друг Н.А. Островского, М.И. Иванчин–Писарев в письме к литератору Н.А. Чаеву сообщал о судьбе писателя–очеркиста, этнографа и фольклориста Павла Ивановича Якушкина, который за свою народническую деятельность в административном порядке был выслан в Астраханскую губернию, где в нездоровом климате он тяжело заболел лихорадкой:

«Благодаря ходатайству многих влиятельных лиц, в том числе С.П. Боткина, — участь Павла Ивановича была облегчена переводом из Красного яра в один из городов Самарской или Оренбургской губернии (т.е, куда назначат). Кто-то из тех, кому был поручен выбор города, назначил, вероятно, по чувству гуманности и «особенному пристрастию к преступнику», в только что пострадавший от пожара Бузулук. Положение Якушкина таким образом не только не улучшилось, а напротив оказывалось в значительной степени худшим. В Бузулуке после пожара оставалось всего с десяток уцелевших домов да две-три церкви, все же остальное представляло собой сплошную массу черных обугленных развалин. Жители помещались в землянках…

Я собрал совет из сведущих людей, на котором было решено отправить меня к Г. С.Аксакову, состоящему тогда в должности Самарского губернатора, с просьбой принять участие в судьбе Якушкина и помочь по возможности своим влиянием. Григорий Сергеевич был истинным сыном своего отца и не только по крови, но и по духу братом Константина и Ивана Аксаковых. Он принял самое горячее участие в Павл. Ив.: благодаря ему и медицинскому свидетельству В.О. Португалова, Якушкин остался в Самаре и отдан был мне на попечение».

Выздоровев, П.И. Якушкин смог продолжить свою научную деятельность, что потом дало возможность П.В. Киреевскому написать: «П.И. Якушкин, который с неутомимой благородной ревностью к этому делу исходил пешком многие и многие губернии единственно с целью собирать песни, в своей любви к русской народности находя силы бороться со всеми трудностями и препятствиями, весьма значительно обогатил мое собрание песнями костромскими, тверскими, рязанскими, тульскими, калужскими и орловскими».

Другое свидетельство близкого к народничеству автора в журнале «Голосе минувшего»: «В конце 60-х, начале 70-х годов в Самаре жилось как-то свободнее и легче, чем в других городах, не так стеснялась общественная самодеятельность и не слишком сильно давила рутина властной опеки в лице администрации. Были разрешены научные лекции по научным и социальным вопросам, была открыта школа для фельдшеров и фельдшериц с общеобразовательным курсом. Открывшееся первое земское собрание в Самаре могло насчитывать в рядах своих губернских гласных около десятка горячих и честных голов… Самарским губернатором в описываемое время был Г.С. Аксаков, правовед по образованию. До своего назначения самарским губернатором занимал такое же место в Уфе… Вряд ли еще когда Самара увидит такого губернатора, каким был образованный и гуманный Григорий Сергеевич! До него еще можно назвать достойных Грота и Мансурова, но после, насколько не изменяет память – никого! Поэтому, пожалуй, не будет удивительным, что Г.С. Аксаков не долго усидел губернатором: «подтянуть» прислали помпадура Климова, приступившего в к разгрому земства…Г.С. Аксаков ушел в свою бузулукскую деревню, вступил в ряды земских гласных…»

Уйдя в бузулукскую деревню, Г.С. Аксаков не остался в стороне от нужд родного народа. Во время голодных годов 1873 и 1880 самоотверженная помощь Г.С. Аксакова крестьянам губернии намного облегчила их участь. В журнале «Самарского земского губернского собрания» за сентябрь 1874 года есть такая запись: «…в уездах из местных землевладельцев, преимущественно пред всеми через тайного советника Г.С. Аксакова, который, проживая в имении Бузулукского уезда, сам активнейше разузнавал о нуждающихся в смежных с его имением волостях и сам раздавал пособия весьма значительному числу нуждающихся». Но неурожайные годы могут повториться, как случалось и прежде, потому Г.С. Аксаков предлагал не только в масштабах губернии, но и всей страны обобщить печальный опыт неурожайного 1873 года, и когда это не было сделано, отправил соответствующую записку в Сенат.

В Петербурге в рукописном отделе библиотеки им. М.Е. Салтыкова–Щедрина хранится «Записка самарского губернатора» составленная Г.С. Аксаковым в январе 1868 года для Государя. Основываясь на своей работе в должностях вице–губернатора, мирового посредника и губернатора в Оренбурге, Уфе и Самаре, Григорий Сергеевич размышляет об особенностях крестьянского самоуправления, о взаимоотношении администрации и народа, о неподготовленности последней к проведению правительственных реформ. «Причину неподготовленности, — писал он, — нужно искать в несостоятельности самой администрации в смысле неточного исполнения ею своего призвания, а вовсе не неподготовленностью общества к преобразованию». «Вопиющей несправедливостью» назвал Григорий Сергеевич Аксаков мнение о «несоответствии нравственных и умственных средств» крестьянской среды для успешного осуществления самоуправления. Он приводил убедительные примеры, доказывающие обратное. Главной же причиной, мешающей развитию крестьянского самоуправления, он считал неграмотность. Придавая огромную роль народному образованию, он потребовал от губернского статистического комитета провести подворную перепись, чтобы установить процент неграмотности. По его мнению, нужно уделять особую роль образованию крестьянок. Грамотная жена и мать, считал губернатор Аксаков, будет иметь большой авторитет и ощутимее станет ее влияние на экономический и нравственный климат семьи. При его участии был разработан проект Положения о земской школе для сельских учительниц.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top